Я твоя!

Размер шрифта: - +

Глава 6

Полная луна и осенняя прохлада настигают Надю, когда она задумчиво смотрит вдаль, облокотившись на столб, что поддерживает крышу деревянного дома. Синяки сошли, кровоподтеки рассосались, а мелкие порезы затягиваются. Несколько серьезных ран еще нужно обрабатывать, но ходить Надя уже может сама, без посторонней помощи.

На ней темные штаны, мужская рубашка. На левом запястье повязана тряпичная повязка на подобие жгута, перетянув руку. Она скрывает то, что напоминает девушке о ее прошлом. И повязка не должна когда-нибудь пасть с руки. На голове тоже повязка, что повязана поверх волос. Они теперь короткие и неровные. Обрезаны ножом, что больше походит на тесак.

- Придаешься воспоминаниям?

- Нет. Думаю о будущем.

- И что же ты надумала? - спрашивает Надю, старик, который оказался на поверку бывшим спецназовцем. Он решил отстраниться от всего остального мира и затеряться среди рек и гор.

- Научи меня!

- Зачем тебе это? - задает ей вопрос старик.

- Я хочу стать сильнее и всего-то.

- А зачем тебе становится сильнее? - он смотрит на девушку, что еще вчера была готова умереть и не желала жить.

- Чтобы не дать еще раз изменить мою судьбу!

Старик понимает о чем ведет речь Надя. Он заметил ее, когда она наблюдала за его тренировкой у воды. И еще пару раз... и потом... и вновь... Едва встав вновь на ноги, девушка заковыляла за ним в лес. Он видел ее.

- Ты должна будешь оставить все, что есть в твоем прошлом.

- Оставлю. Научи! - подходит девушка к нему близко. Волосы закрывают ее лицо из-за порывов ветра.

- Ты говоришь это на эмоциях.

- Эмоциях? Уверен?! Нет. Уж чего-чего, но эмоций во мне не осталось. Научи!

- Ты так и не сказала мне свое имя. Я думал, что Амир тебя хотя бы разговорит. Но без результата.

Надя молчит и ждет, что же решит старик.

- И?

- Наджат.

- Что?

- Твое имя. Новая жизнь — новое имя. Не нравится?

- Наджат... - повторяет за ним Надя. - Почему именно оно?

- Тебе подходит. Наджат - «спасающая». Ты спасла саму себя и я верю, что спасешь многих.

- Не верь в то, во что не хочу верить я.

Надя внутри прощается со своим прошлым. И жизнью, и именем.

- Хорошо. Я согласна. Можешь звать меня так. Наджат.

- Отлично. Тогда, и я согласен учить тебя. Но усвой несколько правил.

- Слушаю.

- Не перечить мне! Будет тяжело, но ни слова против.

Кивок со стороны Нади... Наджат.

- Отлично. Следующее, спать придется по четыре-пять часов. Не более.

- Согласна.

- Хорошо. И последнее...

- Что же?

Старик собирается со словами.

- То, чему я научу тебя — не применять против законопослушных и добропорядочных людей. Никогда.

- Никогда, - повторяет за ним Наджат.

- Хорошо. Приступаем с завтрашнего утра. Будь у края опушки, где большая поляна, в четыре утра.

Наджат кивает в знак согласия.

                                                                            ***

-  Ты уверен, лейтенант? - спрашивает еще раз его друг-майор. Он не верит в то, что парень собирается оставить военную службу и уехать отсюда. - Что ты там будешь делать? В городе-то?

Максим сидит на стуле, что страшно скрепит. Он уже положил рапорт на стол. Парень все решил для себя и менять решения не собирается. Несколько месяцев он пытался отвлечься и забыться, но ничего не выходит. Перед глазами стоит лишь она — Надежда.

- Уверен. Я принял решение и менять его не намерен. А заняться чем... я найду.

- Хорошо. Но знай, что, если что...

- Спасибо! - поднимается со стула Максим. - Разрешите идти?

- Иди.

Максим быстро уходит из кабинета, желая выйти на прохладный осенний воздух. Ветер обдувает его лицо, смахивая раздумья, что гложут парня. Мимо проходят рядовые, отдают честь.

«Недолго. Еще немного и я уеду отсюда навсегда.».

Парень идет по направлению к казармам. Нужно попрощаться с теми, кто успел стать для него близкими по духу.

                                                                       ***

Наджат поднимается с первыми несмелыми лучами солнца, что лишь начинают выбиваться из-за горизонта. Она завтракает и отправляется на тренировку. После помогает Амиру с домом управиться. Воду из реки носит, дрова рубит.

Ее руки в мозолях, что стираются в кровь и нестерпимо жгут, особенно по ночам. Она воет в подушку, кусая ее, чтобы ни старик, ни пацан не слышали. Но они все равно слышат.

- Тебе сложно, Наджат. Прекрати. Тебе не суметь. - иногда, слышит она от старика, который любит наблюдать за ней, пока она того не видит.

- Не тебе решать. И, вообще... больше никто не будет решать ничего в моей жизни.

Тренировки выматывают девушку: работа с ножами, стрельба из лука, рукопашный бой и преодоление препятствий. Все это, Наджат преодолевает с трудом и удивительной упертостью.

- Зачем тебе все это? - как-то за ужином спрашивает ее старик. Амир, что сидит рядом, перестает чавкать и внимательно слушает, ждет ответа.

- Хочу быть сильной.

- Это я уже слышал! - встает из-за стола старик. - Не хочешь поподробнее рассказать, что ты намерена делать с теми знаниями, что я даю тебе?

Наджат затягивает посильнее свою повязку на левом запястье, что скрывает ее татуировку.

- У меня есть враг.



Кумихо Рина

Отредактировано: 06.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться