Я уже сказала - Нет!

17.

Открыв глаза, первое, что я увидела – стакан молока и печеньки.

Я медленно села, взяла слабыми руками стакан с ещё тёплым молоком и, чуть не пролив половину, жадно выпила всё, до капли. Потом потянулась к печенью и с аппетитом съела целых два, почувствовав себя гораздо лучше.

– Хочешь ещё молока? – голос был убитым, надломленный, не живым, вялым...

Я даже не сразу поняла, кому он принадлежит. Повернув голову в его сторону, чуть не вскрикнула...

Господи, Эш был похож на зомби!

Бледное лицо покрывала трёхдневная щетина. Ввалившиеся, покрасневшие глаза опухли. Под ними – жуткие синяки. Щёки впали, одежда и волосы в беспорядке.

– Господи, а с тобой-то что случилось? – я была удивлена, даже ошарашена его видом.

Он вяло улыбнулся, не двигаясь с места и не шевелясь. В глазах – полная, дремучая безнадёга.

– Со мной... Со мной случилась ТЫ... сказал он и сделал пару неуверенных шагов.

Я заметила, что его шатает.

– Когда ты последний раз ел?

– Тогда же, когда и ты... На – чтоб его! – дне рождении...

Он, не отрываясь, смотрел мне в глаза. Кажется, даже не моргая...

– Но почему?

Я действительно не понимала мотива его поступка. Мне казалось, что это глупо. Я искала и не находила объяснений. Я боролась за свою свободу, СВОБОДУ...

А он? Чего добивался этим он?

– Потому, что я навряд ли найду в себе силы жить без тебя. А ты ни за что не хочешь жить со мной. Ничего себе дилеммка, да?

Я откинула голову на спинку дивана и закрыла глаза. Как же я устала...

Он молчал.

– Ты хотел, чтобы тебя выслушали – я слушаю. Говори, – предложила я равнодушно.

Он медленно подошёл, постоял, глядя на меня в упор, а потом, встав на колени, взял мои руки в свои. Тяжело и шумно вздохнул.

– Я ведь первый раз увидел тебя в шесть лет и был очарован тобой. Я полюбил тебя с первого взгляда, и так, как может полюбить только шестилетний ребёнок. Глубоко, искренне, по-настоящему. Я понимаю сейчас, что любовь в таком возрасте – чувство иррациональное... Но кто знает, какие струны ты задела в моей душе... Я был так горд и счастлив, когда состоялась помолвка. Мне было всего семь, тебе – почти четыре. Но я до сих пор помню, как держал тебя за руку, как обещал любить и беречь тебя ВЕЧНО... Знаешь, это первое из самых ярких воспоминаний моего детства... После мы виделись часто, я был счастлив, ведь ты – как я думал – тоже любила меня... Потом умер отец, а маме пришлось отправить меня учиться в тот злополучный интернат... И ты ЗАБЫЛА про меня. За столько лет не только не навестила меня, но даже ни разу не написала мне, – он обвинял меня, в его голосе слышалась боль и горечь.

– Но ведь мне было только пять лет... – удивилась я.

Но он продолжал, не обращая на мои слова никакого внимания.

– Первый год я ждал и надеялся, что ты появишься с моей мамой, или что-то в этом роде. Кто может контролировать мечты и фантазии ребёнка? Потом затосковал, даже заболел, месяц никто не мог понять, что со мной происходит, а мне ведь было всего девять... Я ждал тебя... Не маму... ТЕБЯ!!! Потом – я злился на тебя, на неё, на весь свет... А после –  возненавидел, и ненавидел до тех пор, пока, казалось, не забыл... – он раскрыл мои ладони и положил на них свою взъерошенную голову. – Потом ты появилась в школе. Я тебя не узнал. Даже не предполагал, что это именно ТЫ. Ведь я знал тебя как МЭРИ.

– Да, так меня звала мама, но после её смерти я запретила так себя называть.

ОН судорожно вздохнул.

– Понятно... А я... Я сходил с ума от тех чувств, что ты вызывала во мне. Я не мог понять, что со мной творится. Меня всё время тянуло к тебе, несмотря на насмешки одноклассников, несмотря ни на что. Ты была мне так нужна. И мне казалось, что нравлюсь тебе... – он замолчал, не отрывая головы от моих ладоней. – Но однажды мама сказала, что и Маргарет, и Мэри – всё это ТЫ! Я тогда чуть не сошёл с ума от твоего вероломства. Я был уверен, что вы всё спланировали заранее. Что ты снова играешь моими чувствами и обязательно – как и всё до этого, кто был мне дорог, включая отца и мать – бросишь меня одного. Я больше не мог тебя видеть, и не мог – НЕ ВИДЕТЬ. Я тянулся к тебе и одновременно – отталкивал. В результате – оказался в больнице с нервным срывом.

– Да, я помню... К тебе пускали всех, кроме меня, сославшись на то, что я не привита от какого-то вируса, который ты подцепил. Если б ты знал, как я тогда переживала и скучала по тебе. Ты мне был так нужен...

Он втянул в себя воздух и с каким-то отчаяньем поцеловал мои ладони.

– Потом я решил тебя наказать. Я хотел, чтобы ты почувствовала хотя бы часть той боли, что причиняла мне...

– И ты переключился на Стефани...

– Да.

Он оторвался от моих рук и, не глядя на меня, повернулся ко мне спиной и сполз вниз. Эш, сидя на полу и уперевшись локтями в колени, накрыл свою голову руками, а затем сжал её, словно испытывая боль.

– Господи... Я не знаю, о чём я думал... Я был такой скотиной по отношению к тебе. Я хотел, чтобы ты ревновала, но тебе, казалось, было всё равно. И как будто этого тебе было мало – ты стала избегать меня. Мы почти не общались, если не брать в расчёт постоянных стычек и ссор. Я не мог дождаться приезда мамы, ведь зная, что и ты будешь там, можно будет сделать вид, что я притворяюсь, что ты нужна мне, не выдавая себя. К тому времени Стефани стала мне омерзительна. Но я не мог расстаться с ней из-за тебя – я боялся... Боялся, что ты всё поймёшь. И тогда от твоего безразличия мне станет ещё больнее. Хотя – мне казалось – куда уж больше...

– Но почему ОНА так изводила меня? Ведь я не лезла в ВАШИ отношения. Я КАПИТУЛИРОВАЛА с самого начала, я самоустранилась... – спросила я растеряно.

Он грустно рассмеялся, снова повернулся ко мне, взял мою руку и посмотрел в глаза.

Я же отвернулась, не в силах выдержать ЭТОТ взгляд.

– Не лезла, говоришь? Да ты постоянно была в НАШИХ отношениях! В сущности –  ТЫ и была НАШИМИ отношениями! Думаешь, Стефани не видела, как я смотрю на тебя? Не понимала, чего я хочу? Ты знаешь, что как бы она ни старалась, я так и не разделил с ней постель? Поняв, что загнал себя в ловушку, я собирался расстаться с ней, но она угрожала, что тогда сделает твою жизнь невыносимой. И в доказательство своих слов – избила тебя. Я был в отчаянии, так как не мог себе позволить открыться тебе. И я сдался. Я делал всё, как она хочет, лишь бы она не трогала тебя...



Свет Победовна

Отредактировано: 17.02.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться