Я Вам любви не обещаю

Размер шрифта: - +

Глава 6

Вера поспешила покинуть балкон. Она не решилась протиснуться мимо Бахметева и забрать фонарь, оставленный на низенькой скамеечке, потому до своей комнаты добиралась в темноте. Ступая осторожно, она то и дело останавливалась, прислушиваясь. Всё ей чудились тихие шаги за спиной, но стоило только замереть на мгновение, и вновь наступала тишина. «Показалось, я собственной тени нынче боюсь», - покачала она головой, продолжив путь.

Чего ждала от этой встречи? Была ли разочарована ею? И да, и нет. Когда только сказал про поцелуй, сердце, казалось остановилось, провалилось куда-то в сладкую бездну, а потом забилось неистово, пугая силой того чувства, что кружило голову и теснило грудь. Пугал ли её Бахметев? Отнюдь нет. Более всего пугали собственные мысли о нём. Как могла только думать о подобном? К чему пустые мечтания, надежды? Даже не будь он intime ami (сердечный друг, любовник) княгини, разве позволительно мечтать о нём? Кто он и кто она! Нет такого моста, что соединит пропасть между ними.

Только войдя в комнату и прислонившись спиной к двери, девушка, наконец, перевела дух. Что ж, она сделала то, что хотела: принесла извинения, и они были приняты. Отныне ей стоит выкинуть из головы любые мысли о его сиятельстве, графе Бахметеве.

Оттолкнувшись от двери, Вера шагнула к туалетному столику, нащупала спички и зажгла свечу. «Того огарка, что остался в подсвечнике надолго не хватит, - вздохнула она, - а фонарь остался на балконе». Переставив подсвечник на бюро, девушка открыла ящик с бумагой и вынула чистый лист. Карандаш быстро замелькал в проворных тонких пальчиках. Линии и штрихи чёткие и едва различимые глазу легко ложились на бумагу, складываясь в знакомые черты. Чуть вздёрнутая бровь, ироничная улыбка. Остановившись, Вера отодвинула лист, глядя на то, что получилось. А получилось очень даже недурно. Любой, кто взглянул бы на набросок, легко определил бы, кому принадлежит сей портрет.

С тех пор, как она получила известие о болезни матери, у неё не возникало желания перенести на бумагу то, что рисовало ей воображение. До этой самой ночи, до этой самой встречи. «Ну, отчего он такой?!» - в сердцах Вера смяла рисунок и швырнула его на пол. Только лишь она утвердилась в мыслях о нём, как о человеке недостойном, и спустя всего седмицу все её представления о нём вновь перевернулись с ног на голову. Каким непостижимым образом в одном человеке уживаются неприкрытый цинизм и благородные порывы души?

Наклонившись, Вера принялась шарить руками по полу в поисках смятого рисунка. Разгладив на столе найденный лист, она вновь всмотрелась в нарисованное лицо. Ничего необычного: тёмные глаза, чуть вьющаяся прядь, спадающая на лоб, ровные дуги бровей, нос прямой, нижняя губа чуть полнее верхней. Отчего столь обыкновенные черты не дают ей покоя? Отчего сей образ столь часто является ей в снах? Да в каких снах! При одном воспоминании о ночных видениях жаром полыхают щёки.

Вера провела кончиком пальца по нарисованным губам. Вздрогнув от тихого стука в двери, она поспешно затолкала рисунок в ящик бюро.

- Entrez! – привычно сорвалось с губ.

- Барышня, - заглянула в приоткрытую дверь Варвара, - я туточки лампу вашу принесла.

- Лампу? – нахмурилась Вера.

- Ну, фонарь, что вы на галерее позабыли, - протиснулась в дверь горничная с фонарём в руке.

- Я не была на галерее, - чувствуя, как лицо заливает краска стыда, солгала Вера.

Варвара вздохнула, неловко потопталась на месте, а потом, будто набравшись решимости, шагнула в комнату.

- Я вам вот что скажу, барышня. Дело это, конечно же, ваше. Может, и не было вас с его сиятельством на галерее, может, это я лгу, только зачем бы оно мне надобно было…

- Погоди, погоди, - перебила её Вера. – Так ты что же, следила за мной?

Варвара кивнула:

- Не по собственной воле. Боже упаси, - перекрестилась она. – Барыня велела.

- Ольга Михайловна? – в ужасе прошептала Вера.

- Ну, я и говорю: княгиня велела за вами присмотреть.

- И зачем же? – чуть слышно выдохнула девушка.

- Ну, так ясно дело зачем, - потупила взор Варвара. – Боится, что граф её своим вниманием оставит.

Вера без сил опустилась на стул.

- Да вы не расстраивайтесь, барышня? – ласково погладила гувернантку по плечу горничная. – Я княгине ни словечка не скажу. Вот и фонарь ваш принесла. Только не стоит вам с его сиятельством по ночам на галерее видеться. Да и днём не стоит, - покачала головой Варвара. – Им-то что! Натешится вволю, да и сгинет, поминай, как звали. Не пара он вам, да и княгиня ежели узнает, в усадьбе вас не оставит. Мало ли подобных историй было? Вы девушка честная, хорошая, к чему вам это всё?

- Ступай, Варвара, - выдавила из себя Вера. – Я не стану более видеться с Георгием Алексеевичем.

- Вот и правильно, - согласно закивала головой горничная. – Доброй ночи вам.

- И тебе, - безнадёжно махнула рукой Вера.

Во истину, ангел-хранитель стоит за её плечом. Только представив себе на мгновение, что было бы, пойди Варвара ни к ней, а прямиком к княгине, Вера судорожно перекрестилась. «Господи, прости меня за мысли грешные, избавь меня от соблазна», - горячо прошептала она, прижимаясь губами к серебряному распятью на тонкой цепочке, что носила на шее столько, сколько себя помнила.

Варвара неслышно выскользнула за двери, оставив Веру наедине с печальными мыслями. Злость, поначалу вспыхнувшая в ней, как только горничная призналась в том, что следила за ней по наущению княгини, улеглась. Да и стоило ли злиться на Варвару, коли она всего лишь высказала вслух опасения самой же Веры? «Даже глядеть в его сторону отныне не стану», - вздохнула девушка, укладываясь в постель.

Утром всё семейство собралось к завтраку на террасе. Княжне Анне было дозволено присоединиться к гостям и членам семьи, однако Веру за стол не пригласили. Князю было всё равно, а княгиня не преминула воспользоваться случаем, чтобы указать гувернантке на её место. Впрочем, подобное отношение Веру ничуть не удивило и не огорчило. К тому же ей и самой вовсе не хотелось попадаться на глаза тем, кто вчера стал свидетелями её позорного падения в пруд. Довольно было вчерашних шепотков и укоризненных взглядов.

Окончив трапезничать, господа остались на свежем воздухе. Барышни Епифановы в компании графа Бахметьева отправились гулять по парку, княжеская чета и Пётр Родионович засели за игру в баккара. Генеральша завела беседу со старой княгиней Уваровой, а её младший отпрыск откровенно скучая, дразнил болонку престарелой дамы.

Вера спустилась за Аннет, поскольку пришло время для занятий. Маленькая княжна расположилась подле своей бабки и даже не заметила свою gouvernante, замершую у края террасы в ожидании. Верочка не решалась окликнуть Аннет, дабы не привлечь к себе ненароком внимания. Впрочем, её и без того заметили. Старая княгиня весьма бесцеремонно навела на неё лорнет, а затем призывно махнула рукой:

- Подойдите, дитя, - проскрипела старуха.

Вера послушно ступила на террасу и под недовольным взглядом Ольги Михайловны прошла к креслу, на котором восседала мать князя.

- Мне сказали вы новая gouvernante Аннушки? – поинтересовалась пожилая дама.

- Так и есть, madame, - присела в книксене Вера.

- Вы больно молоды, - задумчиво протянула княгиня.

- Молодость - это тот недостаток, тётушка, который быстро проходит, - поднялся со своего места Пётр Родионович.

- Негодник! - шутливо погрозила ему пальцем Уварова, - Никакого почтения к старости.

- Как вас звать-то, милая?

- Вера Николавна, - опустила глаза девушка.

- Верочка, стало быть, - кивнула старуха.

Вера ощущала себя неловко под любопытными взорами, что вдруг обратились к ней после слов княгини. Генеральша рассматривала её в упор и, не скрывая сарказма, поинтересовалась:

- Как вас вчера угораздило в пруд-то свалиться? Экая вы неловкая.

- Лодочный причал совсем прогнил, - краснея начала объяснять Вера, - я не знаю, как так случилось, но доска перевернулась.

- Как, однако, некстати, - заметила Татьяна Михайловна.

- С какой стороны посмотреть, - не преминул вставить Пётр Родионович, смерив Веру пристальным взглядом.

- Mademoiselle Вера, не пора ли вам с Аннет заниматься? - подала голос Ольга Михайловна.

И пусть слова княгини прозвучали несколько грубо и даже где-то оскорбительно, но Вера всё же была ей благодарна за то, что у неё появился повод прекратить сей неприятный разговор, сославшись на занятия с Анной. Княжна, подавив тяжёлый вздох, поднялась со скамеечки и покорно отправилась в классную комнату.

Во время занятий Вера была настолько рассеяна, что это не укрылось даже от её воспитанницы. Из открытого окна классной комнаты, которая находилась в аккурат над террасой, где нынче расположились гости и семейство Уваровых, доносились обрывки разговоров, нежный переливчатый, похожий на звон бубенчика, смех Олеси. Вере даже казалось, что она различила голос, но слов не разобрала. Лёгкий летний ветерок шевелил кисейные занавески. Птичий гомон и шелест листвы в парке манили на улицу.

- Вера Николавна, - обратилась к ней княжна, - может оставим покамест? - указала она на огромную кляксу под рукой гувернантки из-за того, что, задумавшись Вера засмотрелась в окно, не заметив, как несколько капель чернил упали на чистый лист.

- Пожалуй, на сегодня и в самом деле довольно, - отложила перо Вера. – Что будем читать? – поинтересовалась она у своей воспитанницы.

- Золушку, - улыбнулась княжна.

- Золушку, так Золушку, - вздохнула Вера, невольно сравнивая себя с героиней сказки.

Да, уж Золушка, как есть, да только вряд ли фея подарит ей встречу с прекрасным принцем.

Анна, перепрыгивая через ступеньки, побежала в библиотеку за книгой, а Вера спустилась в парк.

Княжна пообещала своей гувернантке не отходить от неё ни на шаг, и обе отправились к старому пруду. Но, увы, это был уже не тот тихий уголок, что так успел полюбиться Вере. Нынче здесь было шумно и многолюдно: во избежание несчастных случаев князь повелел разобрать старый лодочный причал.

Пришлось им с княжной искать другое место для прогулки. Аннет предложила пойти к старому флигелю, поскольку там были столь любимые ею качели. Устроившись на сидении, рядом с Аннет, Вера носком туфельки легонько оттолкнулась, приведя качели в движение. Открыв книгу, она принялась за чтение.

- Вот вы где, - услышала она, спустя четверть часа.

Захлопнув книгу, Вера подняла глаза на того, кто осмелился нарушить их с княжной уединение.

- Прошу прощения, - наклонил голову Пётр Родионович, - ежели помешал. Княгиня просила удостовериться, что вы не пошли к пруду.

- И что же, прислуги не нашлось дабы поручение Ольги Михайловны выполнить? - нахмурилась Вера.

- Да вот решил ноги размять, пройтись, так сказать, - улыбнулся Пётр Родионович. – Заодно взялся исполнить просьбу Ольги Михайловны. Позвольте отрекомендоваться: Караулов Пётр Родионович, - слегка наклонил голову мужчина.

- Вера Николавна Воробьёва, - отозвалась Вера.

- Позвольте составить вам с mademoiselle Анной компанию, Верочка? – протянул ей руку Караулов.

Веру подобное фамильярное обращение, лишний раз указывающее на её положение наёмной прислуги оскорбило, но она не подала виду. Аннет тоже была не больно-то рада появлению третьего в их маленькой компании и потому насупившись, зашагала вперёд. Опершись на предложенную руку, Вера вместе с новым знакомым направилась вслед за Анной.

- Простите, ежели обидел вас, - заговорил Караулов. – Право, я того не желал.

- О чём вы? – думая о своём, поинтересовалась Вера.

- Ну, как же! Я предположил, что вы намеренно упали в пруд, дабы привлечь внимание графа Бахметева, - усмехнулся Караулов.

- Считаете, что я, рискуя оказаться на дне пруда, завлекаю в свои сети его сиятельство? – поджала губы Вера.

- Во всяком случае, все именно так решили, - поддел её Караулов.

- И его сиятельство тоже уверен в том? – остановилась Вера.

- Верочка, да вы не обижайтесь, - миролюбиво заметил Пётр Родионович. – Дамы развлекают себя как могут. Здесь столь скучно, что любое происшествие приобретает особый смысл и мгновенно обрастает домыслами и предположениями.

- Зачем вы завели подобный разговор? – не сдержала раздражения девушка.

- Я всего лишь хочу предостеречь вас, - пожал плечами Караулов. – Вы мне нравитесь, и мне будет жаль, ежели с вами случится неприятность.

- Какого рода неприятность вы мне предрекаете? – осведомилась девушка.

- Граф, конечно, завидный жених и приятный молодой человек, но он вам не пара.

- Смею вас заверить, что я не строю матримониальных планов относительно его сиятельства, - сухо отозвалась Вера.

- Вы мне лжёте, - ухмыльнулся Пётр Родионович. – Трудно не заметить, сколь заинтересованными взглядами вы его провожаете.

Вера едва не задохнулась после этих слов Караулова.

- Вам показалось, - отрезала она. – Всё что произошло – случайность и не более. Я конечно, благодарна Георгию Алексеевичу за спасение своей жизни, но никаких видов на него не имею.

- Буду рад ошибаться на ваш счёт, - кивнул Пётр Родионович. – Но, увы, я довольно пожил на свете, чтобы не догадаться о ваших к нему чувствах. Его сиятельство умеет вскружить голову, сам того не желая. Вы весьма привлекательная барышня и, наверняка, даже сможете увлечь его, но ненадолго. Задумывались ли вы о том, что будет после? Какая участь вас ждёт?

- Позвольте! – вскипела девушка. – Кто дал вам право говорить со мной в подобном тоне? Вы не мой духовник, я не собираюсь вам исповедаться. Это только моё дело! – гневно закончила она.

- Зря вы так,- вздохнул Пётр Родионович. – Я, знаете ли, человек холостой не слишком знатен и богат. Как, я уже говорил, вы мне нравитесь, Верочка. Возможно вы позволите мне продолжить знакомство с вами. Кто знает, может быть наше с вами будущее имеет некие общие перспективы?

Вера вскинула удивлённый взгляд на своего спутника.

- Мне никогда не делали предложения руки и сердца. Вы же это делаете довольно своеобразно, - холодно отозвалась она.

- О, речи о предложении руки и сердца пока не идёт, но мне бы хотелось видеться с вами, коли вы позволите.

- А ежели не позволю? – продолжив движение, спросила она.

- На нет и суда нет, - отозвался Караулов, заложив руки за спину. – Впрочем, мне кажется, что вы излишне поспешно вынесли свой вердикт.

- Я вам не сказала нет, - задумчиво молвила Вера, - украдкой оглядев шагающего рядом с ней мужчину из-под ресниц.

- Вера Николавна, - взял её за руку Караулов, - вам не кажется, что у нас с вами много общего? Мы оба чужие здесь. Меня терпят только благодаря протекции княгини и родственным связям, пусть и весьма далёким, к вам же и вовсе относятся как к прислуге. Разве вам не хотелось бы переменить свою жизнь?

- В ваших словах есть зерно истины, - кивнула Вера, - но я привыкла не роптать на жизнь и довольствоваться тем, что имею. Признаться, я ещё не думала о замужестве.

- Даже в связи с графом Бахметевым? – вздёрнул бровь Караулов.

- Тем более в связи с графом Бахметевым, - отчеканила Вера.

- Не обижайтесь, - улыбнулся Пётр Родионович. – Позвольте высказать своё мнение. Вам здесь не место. Вы умная, утончённая барышня впустую растратите свою молодость, воспитывая чужих детей.

- И что же вы предлагаете?

- Мне хотелось бы стать вам другом, а далее кто знает…

- Боюсь Ольга Михайловна не одобрит, - вытащила свою ладошку из его руки Вера и кивнув ему на прощание устремилась вслед за Анной, которая успела уйти уже довольно далеко.

- И всё же вы не сказали нет? – услышала она за спиной.

- Я не сказала, да, - обернулась Вера. – Я подумаю. 



Леонова Юлия

Отредактировано: 11.09.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться