Я Вам любви не обещаю

Размер шрифта: - +

Глава 50

Утро началось с того, что в спальне, где Вера провела ночь, появилась горничная графини Бахметьевой. Девица принесла платье и повесила на спинку стула, бережно расправив складки. И хотя двигаться она старалась тихо, Вера всё же проснулась и села на постели, попросив подать воды. Окинув её недовольным взглядом, горничная наполнила водой из графина стакан и подала его княгине.

- Её сиятельство желали бы видеть вас, - тихо произнесла она, забрав из рук Веры пустой стакан.

- Который час? – поинтересовалась Вера хриплым со сна шёпотом.

- Одиннадцать уж, - отозвалась прислуга.

- А его сиятельство... - робко спросила Вера.

- Господин граф отбыли на службу, - сухо ответила девица.

- Помоги мне одеться, - спустила ноги с кровати madame Одинцова.

Горничная тихо пробормотала что-то нелестное в адрес гостьи барина и отправилась на кухню за горячей водой.

Платье оказалось тесным в груди и в талии, оттого девица насилу застегнула на нём пуговицы. Расчесав светлые локоны княгини, горничная заплела их в косу и уложила короной на голове. Вера равнодушным взглядом окинула своё отражение в зеркале: на скуле всё также темнел синяк, под глазами залегли синие тени, поправила выбившуюся из причёски короткую прядь на виске и отправилась следом за прислугой в столовую.

Madame Бахметьева заканчивала завтракать, когда княгиня Одинцова ступила на порог комнаты. Аппетита не было, но видя, что графиня не спешит начать разговор, дожидаясь окончания трапезы, Вера последовала её примеру, заставив себя выпить чашку чая.

- В вашем положении надобно лучше питаться, - нахмурилась Лидия Илларионовна, наблюдая за ней.

- Я не голодна, - подняла глаза от полной тарелки Вера.

- Я сегодня уезжаю, - сообщила графиня. – Но прежде позвольте сказать вам несколько слов.

- Слушаю вас, - отозвалась Верочка.

- Когда вы исчезли из жизни моего сына, признаться, я была рада. Четыре года - долгий срок. Я надеялась, что он забудет вас. И так бы оно и случилось, коли бы не то злосчастное назначение в Пятигорск. Вы были замужем, вы должны были ответить ему отказом, но вместо того завязали интрижку с ним на глазах всего города. Нынче вас обвиняют в убийстве. То, что Жорж не порвал с вами, стоило ему карьеры. Вы знаете, что его оставили при штабе младшим адъютантом?

- Я не знала, - опустила голову Вера.

- Если вы любите его, прошу, отступитесь. Вы же – якорь у него на шее. Вы сами пойдёте на дно и его за собой утянете.

Вера молчала, каждое слово madame Бахметьевой камнем ложилось на сердце.

- Что будет, коли вас осудят? – тихо спросила она.

И не дождавшись ответа, продолжила:

- Я знаю, что будет. Жорж поедет за вами в Сибирь! В Нерчинск! Неужели не понимаете, что погубите его?!

- У меня больше никого нет, кроме него, - тихо отозвалась Вера, не поднимая головы. – Я не могу покинуть Петербург, пока ведётся расследование.

Графиня тяжело вздохнула, поднимаясь из-за стола:

- Ежели вас всё-таки осудят, я позабочусь о вашем с Жоржем ребёнке, - обронила она, остановившись за спиной у Веры. – Я не ждала от вас другого ответа, просто хочу, чтобы вы понимали, чем он жертвует ради вас, хоть вы того и недостойны.

Вера услышала, как закрылась дверь столовой, и шаги madame Бахметьевой стихли в коридоре. Слёзы побежали по щекам, но она даже не попыталась вытереть их. Она так и сидела в столовой, где никто из прислуги не осмелился её потревожить. В коридоре слышались голоса, шаги, уронили что-то тяжёлое, графиня недовольно отчитывала нерадивого лакея – вся та суета, что всегда предшествует отъезду.

Но вскоре всё стихло. Графиня не зашла проститься, и Степан, заглянувший столовую, подтвердил догадку Веры, что madame Бахметьева уехала.

- Барыня, - робко поинтересовался он, - вам надобно может чего?

- Нет, ступай, - отпустила она слугу.

Большая квартира на Литейном погрузилась в сонную тишину. В кабинете графа громко тикали большие напольные часы, в самом дальнем конце апартаментов в кухне возилась кухарка, занимаясь обедом для господ. Степан, что-то напевая себе под нос, пришивал пуговицу на форменное пальто Георгия. До этого дня Вере не приходилось бывать в жилище Бахметьева, и она не зная чем занять себя, словно тень бродила по комнатам, пытаясь понять человека, что стал для неё центром мироздания.



Леонова Юлия

Отредактировано: 11.09.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться