Я - ведьма.

Размер шрифта: - +

Часть четвертая.

На сборище ведьм и ведьмаков мы шли уже все неголодными. 

Совет собирался  в большом зале на две тысячи человек. В первых рядах всегда сидели старейшины.

Народу сегодня было много. Порой мелькали знакомые лица.

Стены в зале Совета были каменными, темно-серыми, но хорошо освещаемыми. Думаю, здесь бы хорошо висели факелы, но на свет исходил от новых ламп.

Еще тут была сцена. На нее выходил, как правило, оратор и что-то нам вещал. Тут же мы голосовали за что-то новое — тут принять решение мог каждый.

У нас единая система иерархии по всему миру.

Тут каждый человек — часть системы.

Каждый человек — часть большого общества.

Каждый человек — что-то да значит.

У людей всё по-другому. Возможно, это из-за того, что людей на свете очень-очень много. Ведьмы и ведьмаки — лишь десятая часть населения Земли.

Всего лишь…

На самом деле в цифрах нас очень много. Знаете, это как в смертях — большое количество мертвых — это уже статистика.

Когда все пришли, мы уже потихоньку заскучали. Весь мой класс преспокойно уместился в скромном уголочке. Говорили мы негромко, не привлекая к себе внимания. Рядом со мной сидели Вика, Инна и Макс. 

Макс, ввиду того, что мало спал этим днем, сейчас привалился на Инессу и сладко посапывал. 

На сцену вышла Савва. Да, Савва — имя мужское, но Савиверирэлнимуваад — ну уж слишком долго произносится.

Савва — ведьма, ее отцом был демон. Кажется, мать Саввы была из Японии, поэтому Савва сама по росту низкая, ноги у нее не тонкие, а лицо такое… ммм… на лицо японки похоже, и даже не по разрезу глаз. 

Мы считали ее немного поехавшей в плане головы. Возможно, ее видения свели ее с ума, возможно, это уже хроническое. Волосы у Саввы были черными и растрепанными, улыбка безумная, очи добрые. Носила она старые темные вещи, даже не сочетающиеся на ней. Эдакая Беллатриса Лейстрейдж в реальной жизни.

— Сегодня мы собрались здесь по поводу… — Савва резко крутанулась вокруг своей оси. Странный жест телом, — по поводу, — сказала она почти с придыханием, — ммм… к Дьяволу! По поводу порядков и прочей мути.

— Сколько ей лет? — спросила шепотом Инна.

— Кажется, тридцать два. Психушка по ней плачет, — пробормотала Ксюша.

Я невольно сравнивала Савву с моими одноклассниками. Вот Ксюша, например, пухлая, светловолосая и очень милая в душе. Инесса держалась гордо, прямо, с истинно аристократическими чертами лица. Волосы черные с белыми прядками, глаза зеленые. Вика высокая, худая, как скелет, иногда горбится, носит очки. Красивая, часто прямолинейная. Макс владел медовым оттенком цвета волос, глаза такие же. Красивое сочетание — глаза светятся изнутри карим цветом.

Я была чем-то похожа на Макса, только волосы у меня темней.

Я невысокая, особой внешностью не отличаюсь. Хотя папа у меня высокий. Наверное, это из-за того, что рост Майи — моей мамы — небольшой.

Савва сошла с подиума и веселой походкой, покачиваясь, отошла в конец зала.

Хорошо живем, однако.

— И такое каждый раз, — тихо шепнула я в пустоту.

— Угу, но зато  у нее философия на высших стандартах.

А с этим не поспоришь — иногда Савва говорила настолько умные и глубокие фразы, что невольно начинаешь думать, что эта женщина — лауреат какой-нибудь премии, измученная опытом и долгой жизнью. Савва вообще занималась механикой — рисовала чертежи, писала инструкции, изобретала машины… Мы даже пользовались ее изобретениями. Правда, Саввины «роботы» имели популярность только среди наших людей, а в простой человеческий мир они не попадали.

Я вообще часто видела Савву. Даже пару раз была у нее дома. В своей квартире она кажется еще безумней, чем сейчас на сцене.

В домашних условиях на ней всегда были большие очки, которые, как правило, используют на фабриках и заводах для защиты глаз. А еще она ходила в темно-сером комбинезоне с множеством дырок на нем. Красные сапоги до колена дополняли этот крышеносный образ.

Сейчас на возвышение вышел мой папа. Все-таки интересно — как его зовут по-настоящему? Уверена, если он приближен к Его Величеству Люциферу, я наверняка знаю имя своего отца.

Можно было, конечно, спросить  у мамы, но она, как и в девяносто пяти остальных процентов случаях, откажется мне говорить правду.

Да, семья у меня хреновая.

Демон на фоне ведьм и ведьмаков выглядел более устрашающим. Внушительным. Опасным. Прям мечта для тех девушек, кто пускает слюни на Влада Цепеша. 

— Дорогие друзья…

Жуки в моей голове это перевели дословно, как <i>«Дорогие рабы Диавольские»</i>.

-…как вам всем известно, я прибыл сюда по поручению Его Величества Люцифера, Верховного Правителя Геены Огненной, дабы навести здесь порядок.

<i>«Так что открывайте свои кошельки — я ввел для вас новые налоги!»</i>

— И, честно говоря, я очень опечален фактом, что порядок здесь не поддерживается. Нет-нет, Рика Роуз, Вы уж точно уйти с зала так быстро не сумеете, пока не напишете отчет, — ведьма с первого ряда что-то неразборчиво пробормотала, — и у Вас нет детей, дорогуша.

Рика Роуз — глава местной ведической милиции. Юрист со стажем. Вот только в последнее время работать вроде как почти перестала.

Рика скисла — я увидела её ссутулившееся тело.

Тут еще сыграл один немаловажный факт — демонов, хоть и уважают немного, но боятся до коликов.

— Начнем с того, что местный департамент должен выдавать школам-интернатам пособие и деньги непосредственно для только личных нужд учеников. Скажите, Игрэмма Стоул, — это директор школы №11, — какую сумму вы получаете ежемесячно?



Александра Денница

Отредактировано: 22.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться