Я верю в твою любовь

Глава 4

В один из  солнечных дней я решила пойти в местное отделение международного банка, чтобы узнать, как обстоят дела с моими капиталами. Оседлав Грозу, я через полчаса уже сидела напротив клерка. Протянув ему документ с номером счета, ждала, пока он удостоверится в правдивости информации. Когда он подошел ко мне, то у него тряслись ручки мелкой дрожью. Как выяснилось, я – баснословно богата по местным меркам, ведь кроме лавочников да фермеров тут особо свои капиталы никто не размещал. Я сняла несколько десятков золотых монет на жили-были, остальные вложила на специальный банковский счет, и теперь ежемесячно получала ренту. Этой суммы с лихвой хватало на оплату труда моим домочадцам, содержание усадьбы и еще на женскую радость каждые выходные – шопинг. Поблагодарив молодого человека,  я покинула помещение и направилась к своей Грозе. На улице в это время что-то непонятное происходило: народ шеренгой встал вдоль дороги и вглядывался в сторону городских ворот, кто-то выглядывал из окон второго этажа, ребятишки взбирались на всевозможные возвышенности, чтобы была возможность все посмотреть, не мешаясь при этом у взрослых под ногами. Молодые девушки в спешке поправляли прически и макияж. Прямо как-будто ожидают начало карнавала. Толпа была довольно плотной, и мне было не очень хорошо видно из-за людей, что же все-таки происходит. В это время от городских ворот начала движение колонна всадников. Люди радостно приветствовали их, кидали к копытам их лошадей цветы, а некоторые девушки – свои ленты и платочки. Я подошла к своей Грозе и взобралась в седло. В этот момент колонна продвигалась в мою сторону, и я увидела, что это были человек пятнадцать молодых мужчин, примерно от двадцати до тридцати лет. Все они ехали верхом на роскошных краолах, а это значит, что все они были из знатных родов. Но больше всех мое внимание привлек всадник, который возглавлял эту процессию. Мужчина, слегка за тридцать, с чуть темными длинными русыми волосами, кончики которых переходили в золотистые – видимо, выгорели на солнце, чуть прищуренные глаза, снисходительно-хитроватая улыбка на не очень полных, но очень соблазнительных губах, слегка переросшая щетина очень гармонично вписывалась в его образ. На одной брови у него красовался небольшой шрам, который не только не портил красоту его лица, но и наоборот, придавал ему особую изюминку. Роста он явно был внушительного, и сквозь наполовину расстегнутую рубашку проглядывал рельеф стальных мышц, которыми он слегка поигрывал, управляя своим просто огромным краолом. Сказать, что он был красив – ничего не сказать: но красота эта была брутальная, мужская, совсем не похожа на красоту наших земных мальчиков-моделек с гладкой, как у младенца, розовой кожицей и маникюром. Он лениво осматривал людей, собравшихся его поприветствовать, иногда слегка кивал головой, пока его взгляд не упал на меня. Его глаза, цвета орехового дерева, смотрели на меня гораздо дольше, чем на кого-то из толпы, в них даже промелькнуло не то любопытство, не то легкая заинтересованность. Но с той же величавой неспешностью он проехал дальше по улице. В тот момент я подумала, что мне это показалось. Мне ничего не оставалось, как только сидеть верхом на своей лошади и ждать, когда уже этот парад закончится, и люди, наконец-то, разойдутся и дадут мне спокойно проехать. Я поманила мальчишку, сидящего на столбе рядом со мной, и спросила:

-Эй, малой, это кто сейчас был?

-Вы что, госпожа, с луны упали?! Это же второй сын нашего князя! Он каждые три месяца с проверкой приезжает! Правда, все девки в округе с ума посходят, пока он тут три дня гостить будет!

-Хм..

Понятно, почему он слывет первым бабником на деревне: с такой внешностью девки к нему сами бегут, под ноги кидаются, да еще и в окна лезут. Причем девицы любых возрастов. Даже хозяйка пекарни, куда я заехала за выпечкой, дама далеко бальзаковского возраста, мечтательно вздыхала за прилавком.

Наверное, мне не стоит эти три дня в городе появляться, не люблю я таких «мероприятий», где только одно главное лицо у всех на устах будет.  Катерина уже заждалась меня, третий раз чайник кипятит.

Попав домой, я, за чашечкой чая с булочками, рассказала Катерине, что сегодня видела в городе. Та лишь головой покачала:

- Начинается.. Сейчас каждая девица от четырнадцати до шестидесяти будет перед ним юбками вертеть – каждая захочет получить приглашение на осенний бал, чтобы иметь возможность познакомиться поближе с княжичем да его дружками.

-Осенний бал?

- Ну да. Он его каждый год устраивает, опосля ярмарки. Закрывает сезон. Ну и девок себе приглядывает новых. Старые с весны, небось, надоели.

-Значит, я точно эти дни дома сидеть буду и в город ни ногой.

Так, за мелкими заботами, пролетел день. Спалось мне этой ночью не очень: то и дело я слышала в голове голос богини Айли, какие-то обрывки фраз, но так ничего и не смогла разобрать. Утро тоже выдалось не очень хорошим. Якоб каким-то макаром умудрился испортить сбрую Грозы. Повздыхав горестно, я попросила его как-нибудь ее подлатать, чтобы до города доехать, а там я закажу новую. Вот правду говорят: хочешь рассмешить бога - расскажи ему о своих планах. Насколько я не хотела ехать, настолько меня туда отправляли обстоятельства. Ведь Грозу нужно было выгуливать каждый день, а без сбруи это было очень проблематично.

Когда все было более-менее готово,  я отправилась в путь.

В городе, на первый взгляд, все было как обычно, не считаю шепчущихся и хихикающих девчонок то тут, то там. Я не стала особо обращать на это внимание  и направилась к местному умельцу-кузнецу.



Ана Стен

Отредактировано: 26.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться