Я верю в твою любовь

Глава 11

В мутном сознании то и дело всплывали какие-то вопросы. Например, сколько я уже тут? Мучители не давали мне ни пить, ни есть, только пытали меня. Я уже с трудом соображала и все чаще бывала в отключке. Горло пересохло настолько, что я дышала с трудом – сипло, надсадно, не то, чтобы кричать или говорить. Постоянная боль сводила меня с ума. Но, как оказалось, демонская кровь в изобилии находящаяся в моем теле, помогала заживлять раны быстрее, чем у простых людей. За ночь порезы затягивались, словно их нанесли дня три назад. А с утра экзекуции начинались заново. Мой братец с каждым разом придумывал все новые пытки. Но с каждым разом становился все злее и недовольнее – ведь я молчала, лишь слегка стонала иногда. К концу третьего дня я уже окончательно потеряла связь с реальностью. И когда мой мучитель, наигравшись, отшвырнул в сторону тонкий кинжал, которым тщательно вырезал узоры на моем теле, раздался дикий грохот где-то над нашими головами.

- Что там такое?! Иди и посмотри! – зашипел герцог на одного из своих подручных. Тот бегом сорвался с места и скрылся за массивной железной дверью.

Герцог Артур в это время мерял камеру нервными шагами. Спустя несколько минут посланец так и не объявился.

- Идиоты! Никому ничего нельзя доверить! – пробормотал он себе под нос и направился к выходу. Но выйти он не успел – дверь с грохотом отворилась и чуть не сорвалась с петель. В камеру ворвались несколько человек в легких доспехах и прижали этого сумасшедшего к стене, приставив ему нож к горлу. Следом вошел их командир, он значительно выделялся ростом на их фоне. Лица его я разглядеть не могла – все сливалось в одно мутное пятно. Заметив меня, он вначале застыл, а потом метнулся ко мне, снял перчатку с руки и нежно прикоснулся к моей щеке.

- Маленькая моя… - дрожащим голосом прошептал он – все будет хорошо... Его голос был таким знакомым и успокаивающим, что я позволила себе окончательно расслабиться и больше ни о чем не думать. Меня аккуратно освободили от оков, уложили на носилки, которые принесли его воины, укрыли мягкой шкурой и дали сделать пару глотков какого-то сладковатого питья, от которого у меня по телу тут же разлилось тепло, и боль стала отступать. Когда командир проходил мимо герцога, то со всей силы двинул тому перчаткой с коваными вставками по носу. Раздался мерзкий хруст и визг одновременно.

- Ты пожалеешь, что вообще на свет родился, ублюдок – угрожающе прорычал воин – везите его в каменный колодец.

Меня аккуратно несли вверх по лестнице, к свежему воздуху. От яркого света, от которого я уже отвыкла, и который уже не надеялась увидеть, стало больно глазам, и потекли слезы.  Меня легонько погладили по голове.

- Все уже позади – последнее, что я услышала, перед тем как окончательно отключиться. Пока я была в забытье, я снова перенеслась к богине. Она что-то говорила, но я ее почти не слушала.  Лишь в самом конце, она твердо мне сказала, что я могу соглашаться, если княжич выполнит условие – восстановит храмы и проведет церемонию по всем правилам. На что я там должна соглашаться, я, конечно же прослушала.



Ана Стен

Отредактировано: 26.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться