Я всё ещё дышу!

Размер шрифта: - +

Глава 2. Идущий по следам

Прошло десять дней. Вчера снова приходили люди, чтобы выпить за упокой души моего мужа. Снова помянуть. Они часами говорили о том, каким Яков был хорошим, ответственным и заботливым человеком, вспоминали связанные с ним истории. А ничего, что при жизни мужа, они редко появлялись в нашем доме?

В гостиной, где я и принимала всех, было просторно. Люди, самые близкие по сути, сидели вокруг круглого стола, ломившегося от еды, и уже прилично захмелели. Я же стояла в стороне и наблюдала из окна за прохожими, прислонившись лбом к холодному стеклу. Наша квартира находилась на втором этаже и выходила во двор, окружённый яркими домами – новостройками. В центре расположилась детская площадка, где, словно желторотые птенчики, весело щебетала детвора, а вокруг них грозно расхаживали мамочки, беспокоясь за то, чтобы с их детьми чего-нибудь не случилось. Унылое серое небо, затянутое тучами, всё ещё навевало тоску и вводило в депрессию, но мне нравилось смотреть на эту заунывную картину, вторящую моей грусти. В какой-то момент мой взгляд натолкнулся на смутно знакомую фигуру. Седая макушка с минуту помаячила под моими окнами, а затем сменилась лицом – тот самый старик, который подходил ко мне на похоронах. Мы не впервой наблюдали друг за другом. В одно и то же время он приходил во двор моего дома, а я успевала лишь посмотреть ему в спину. Вот и сейчас он развернулся и быстрым шагом ушёл.

Чтобы избежать глупых параноидальных мыслей и окончательно не уйти в себя, я повернулась к гостям. Отчим о чём-то увлечённо рассказывал, попутно доливая всем водки, а остальные в унисон ему кивали, соглашаясь с каждым словом. Какую по счёту рюмку они вливали в себя, даже не хотелось гадать. Но судя по раскрасневшимся лицам, глупым выражениям лиц, текучим движениям и откровенно пьяным глазам – поминки стали банальной посиделкой.

Мне ужасно не хотелось участвовать в этом безобразии. Было противно от всего. Поэтому я ушла к себе и до самого утра просто бездумно лежала в своей постели. Сон меня не морил, мысли не посещали мою голову, и смысла в жизни, пожалуй, тоже не осталось.

Я взглянула на часы, показывавшие шесть часов, и решила, что выйду на работу раньше, чем планировала. Двухнедельный отпуск – это слишком сложно для меня. Нужно было отвлечься.

Лёгкий моросящий дождик приятной прохладой коснулся лица. Раскрыв зонт, я неспешно направилась на автобусную остановку, несмотря на то, что мой транспорт прибудет только через полчаса. Всё те же чёрные туфельки глухо стучали по тротуару, а подол чёрного платья слегка промок и прилип к лодыжкам. На серой лакированной сумке также блестели редкие капельки, стекающие вниз по гладкой поверхности.

На удивление, было безлюдно. Обычно, в будние дни, люди спешили на работу, а этим утром никого не наблюдалось. Чтобы потянуть время, я решила пройтись по детской площадке. Зачем мне это понадобилось – сама не понимала. Но, подойдя к качелям, я загрустила ещё больше. За свои двадцать лет я ещё ни разу не думала о детях. Мы с Яковом хотели пожить пару лет для себя, немного подняться на ноги и, накопив некий капитал, стать родителями. Теперь же всё это казалось бессмысленным и несбыточным.

- Всё ещё печалишься, дитя? – я вздрогнула от неожиданности и оглянулась в поисках того, кто ко мне обратился. Желтозубый старик, который приставал со странными вопросами на похоронах, стоял в пяти шагах от меня и задумчиво теребил в руках крупные бусы, чем-то напоминавшие арабские чётки.

- Наверное. Вы ведь следили за мной, не так ли? – с осторожностью поинтересовалась я.

- Может, следил, а может, и нет... – он зевнул, прикрывая рот морщинистой ладонью, на которой выделялись вздутые синие вены.

- Что вам от меня нужно?

- Спросить хотел.

- О чём? – непривычное чувство страха стало грызть меня изнутри, словно червячок, извиваясь между сердцем и желудком.

- Всё о том же... - неопределённо отозвался он.

- Послушайте, - раздражённо начала я, на что старик отреагировал ленивым интересом и неожиданно улыбнулся, – не надо на меня так смотреть! Говорите прямо, что вам нужно и, будьте добры, уходите. Ваше хождение вокруг да около мне совершенно не нравится!

- Важно не то, что нужно мне, а то, чего так нестерпимо хотелось бы тебе, – он снова задумчиво затеребил бусы и словно выпал из реальности. На мгновение показалось, будто его глаза засветились, и, посчитав себя откровенно сумасшедшей, я резко развернулась и поспешила на остановку. Спиной же ощущала на себе тяжёлый взгляд.

«Не хватало мне ещё на маньяка натолкнуться»,- подумала я со злостью и потаённой тревогой.

 

Коллеги по работе встретили меня со скорбными лицами. Хотя облегчение скрыть им не удалось. В рекламной компании, где я начала работать полгода назад, дела стремительно шли в гору, поэтому работы навалилось много. На моём столе приличной стопочкой лежали бумаги. В том, что там полно недочётов, которые нужно срочно исправлять, я не сомневалась. Новичкам всегда дают самую скучную и неинтересную работу. Но рутина мне сейчас была необходима, поэтому, заварив себе чашку кофе, я полностью погрузилась в работу, от чего даже не заметила, как наступило время обеда.

- Людочка, ты кушать идёшь? – Алевтина Николаевна, наш главный бухгалтер, участливо дотронулась пышной маленькой ручкой до моего плеча. Ей было давно за пятьдесят, но она до сих пор одевалась как восемнадцатилетняя девочка, в платья и сарафаны, и заплетала тугую рыжую косу, которая сейчас ободком обвивала её голову.

- Нет, спасибо. Я сыта, – улыбнулась в ответ на её заботу.

- Девочка, ты же так совсем изведёшься. Морить себя голодом – это не выход.

- Всё хорошо, Алевтина Николаевна. Я обязательно поем.

Женщина недовольно покачала головой и, погладив меня по плечу, вышла. Я вдохнула поглубже, чтобы избавиться от очередного наваждения. Слёзы снова подступили к глазам. Казалось, чужие жалость и участие служили мне зелёным светом. Но я сдерживалась из последних сил.



Майя Чи

Отредактировано: 05.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться