Я всё ещё дышу!

Глава 5.2

Обогнув уважаемую среди этих людей женщину, он сел с нами. Тот самый молодой человек. Он подозрительно на меня глянул и принялся за трапезу. Я сглотнула. Желудок снова заныл, призывая его покормить. Но только поднесла ложку к губам, как:

- Ну, так с нами ведь её уложили! – возмутилась девушка, сидящая по правую сторону. – Я всю ночь не могла уснуть от её стонов и надоедливого нытья. Яшка, да Яшка... Похоже на имя, - она выпила ложку супа, а затем флегматично заметила. - Интересно, с кем из шалов она спуталась? А что, если беду навлечёт? Я ведь говорила, не надо никого приводить, но нет, кое-кому стало жалко. «Она же там совсем голенькая. Она пол ночи проплакала...» - скопировала близняшка чью-то жалобную просьбу.

- Эльсир! – яростно закричал парень.

- Ситар! – парировала на той же ноте девушка. – Молчал бы! Это из-за тебя бабушка Сира вчера чуть... – она осеклась и замолчала.

Я же упорно продолжала пялиться на свою тарелку, на плавающий синего цвета овощ и с каждым словом осознавала, что, несмотря на какое-то там утреннее голосование, меня тут мало кто жалует. Хотя мне оно и не нужно было, чьё-то признание, но всё же обидно. Гораздо приятнее, когда ты вызываешь только положительные эмоции и когда к тебе относятся с уважением. Однако, кто такие шалы? И что же такого случилось с ней, с Сирой?

- Извините, - тихонько произнесла я. – но вы, Эльсир, не правы.

Я прямо посмотрела на неё, сдерживаясь из последних сил, чтобы не заплакать и не показать свою слабость. Внезапно мне вспомнились слова старичка, что преследовал меня. И почему-то пришло понимание, что это всё его рук дело! Старый пень! И почему у меня так дрожат пальцы?

- Вы сами приняли меня в свой дом, дали ночлег, одежду, кормите... И за это я вам очень благодарна. А про то, что вы залезли без моего ведома в мою же голову, заметьте, я молчу. Хотя, это было до одури больно. Позвольте вас обрадовать: я не собираюсь здесь оставаться. С вашего позволения, доем выделенный мне паёк и свалю на все четыре стороны. Только скажите, где я сейчас нахожусь и в каком направлении мне потом двигаться. Заранее спасибо.

Дрожащей рукой я хлебнула сначала немного жидкости. Суп оказался божественно вкусным, о чём я им и сообщила, точнее буркнула тихо под носом. А затем вгрызлась в мясо. Ела как в последний раз в жизни! Быстро и почти с остервенением. В какой-то момент заметила, что руки дрожат сильнее, а сама начала инстинктивно моргать всё чаще, отгоняя возможные слёзы. Я никого ни о чём не просила. Жила бы себе спокойно, ходила бы на работу, носила бы год – два траур, а там глядишь и отлегло бы от сердца. Но надо же кое-кому появиться и всё испортить. И даже если это не он, не тот приставучий дед, всё равно сейчас во всём виноват именно он!

Когда последняя капля пропала у меня во рту, а миска оказалась совершенно пустой, я положила это дело перед собой и подняла полные, как я думала, решимости глаза на женщину.

- Вас ведь Сира зовут, не так ли? – спросила её.

Она совершенно спокойно, придерживая пальцами нетронутое блюдо у себя на коленях, ответила мне согласием. При этом пристально изучала меня.

- Скажите где я нахожусь? Что это за страна? Кто вы? И почему вы в лесу живёте?

Не знаю, что ей не понравилось в моём вопросе, но она нахмурилась и поджала пухлые губы.

- Ты на Сисарене, неподалёку от стен Сиварсиса, если тебе это о чём-то скажет. Некоторые называют нас бродячими артистами, а другие – вообще за мусор считают. У нас нет своего дома. Шатры – наш кров, барабаны – наш голос, а мы по сути – невидимые маленькие люди. Ну, или почти люди...

- Что значит почти? – поинтересовалась я, испугавшись то ли того, что её рука стала поглаживать мою спину, то ли её успокаивающего тона, а может, от почудившейся мне опасности.

Но ответа не получила. Вместо этого я услышала:

- На севере - Бершив, Жарвиния и Миршесс, на западе – Листер, на востоке – Ристалия, а на юге – Шарви и Зисэр. Если эти названия тебе о чём-либо говорят, то вперёд. Мы не будем препятствовать твоему уходу. Если же нет – мы тоже не держим. Однако я бы посоветовала тебе остаться. Ты многого не знаешь.

При этих словах, она положила свою тарелку с нетронутым ею супом и встала.

- Через три дня мы выступим в городе, – обратилась она к хмурому парню. - После обеда, Ситар, я бы хотела слышать голоса барабанов. Пойду, пожалуй, вздремну.

И неторопливо направилась к шатрам. А я попыталась вспомнить хоть одно похожее название из городов или стран. На Земле такого нет. Хоть с географией я и была на «вы», но кое-что помнила ведь.

«Господи, где я?» - взмолилась мысленно, но тут же осеклась, встретившись взглядом с Ситаром. Он задумчиво глядел на меня, кривя влажные от жира губы. А потом вымолвил:

- За пощёчину – не прощу. Но если воля бабушки такова, то я не против твоего присутствия здесь.

Он молча доел и ушёл. А до меня, словно до жирафа, наконец дошло. Я окружена мужчинами, которые были в лесу. И если они видели меня только сзади, то кое-кто видел меня всю.

Кажется, я покраснела. А Эльсир еле слышно заулюлюкала:

- Понятно теперь, почему он такой бешеный, - и тоже ушла. Когда исчезла Тэльсир, я не заметила.

И вот, я снова осталась наедине со своими мыслями, размышляя о том, как быть. Злоупотреблять гостеприимством не хотелось, а отправится я и вправду могла на все четыре стороны. Об этом мне сообщили уже. Причём, вместо четырёх, предложили аж восемь вариантов. В итоге, я решила, что мудрым решением будет уйти на рассвете в город. Одежда у меня уже есть, а ужином меня обеспечат, значит завтра и порешим.



Майя Чи

Отредактировано: 05.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться