Я всё ещё дышу!

Глава 6.2

- И когда же ты стала водиться с чокнутой старухой, малышка? – он остановился в паре метров от меня и принялся пристально разглядывать моё лицо. У самого же оно было отталкивающим. Круглое, с огромным носом, тонкой линией рта, острым подбородком и мелкими поросячьими глазами. От него издалека несло потом.

– А ты ничего! - сказал он внезапно и, подойдя ближе, протянул руку и слегка зажал мой подбородок. Мои губы приоткрылись.

- И зубы целые… - он задумчиво усмехнулся. А я почувствовала себя племенной кобылой, которую оценивают по качеству и количеству зубов. Буря негодования и злость смешались со страхом. Только показывать свои эмоции я не хотела.

- Уберите вашу руку, пожалуйста, – холодность в словах стали чуть ли не достижением, учитывая, что мои внутренности тряслись в унисон с ритмичными стуками сердца. Как полотно, об которую бьются барабанные палочки.

- О, а ты ещё и с характером, - довольным тоном отметил он. – Люблю таких.

- Клифон! – Крикнул кто-то из охраны. – Перестань девок пугать! Иди лучше делом займись. Тоже мне, развели бардак…

Противная морда отошла в сторону, всё ещё поглядывая косо в мою сторону. Я же попыталась мышкой проскользнуть через ворота, как тот же властный голос остановил, едва я сделала пару шагов:

- Стоять! – Ко мне направился пожилой мужчина, одетый в чёрное. Кожаный пояс, плотно держащийся на бёдрах, был увешан всякой разновидностью оружия, скрытого то в ножнах, то в кармашках. Но взгляд приковывали металлические вставки на подошве его ботинок, которые звенели, ударяясь о каменную мощенную дорогу. – Чья будешь? Вроде не городская…

- Я ничья, – сказала первое, что пришло в голову, по сути не соврав, - сирота. И да, вы правы. Не городская.

Мужчина оценил мой внешний вид, затем одарил цепким взглядом и кивнул в подтверждение своим мыслям.

- Вечно Сира с убогими водится, - он тяжело вздохнул и нахмурился. – Передай ей, чтоб в лесах не пряталась. Не ищут больше её... Я давно с ней поговорить хотел. И пусть пацанов своих приструнит! Пару дней назад бесчинствовали, дурни. Песни на всю округу орали, чтоб их, ристольи* проклятые. В лесу на любенсов* они, видишь ли, охотились. Пусть займёт их чем-то более полезным. А то ж только горячего им в горло налей, так сразу на подвиги тянет.

Он кашлянул и, снова сделав строгий вид, уточнил:

- Поняла? Всё, что сказал - всё передай!

Я слабенько кивнула ему в знак согласия и выдавила из себя улыбку. Морщины на его лице слегка разгладились, но улыбаться в ответ он не спешил.

- Иди! У меня и без тебя дел невпроворот.

Получив зелёный свет, я облегчённо выдохнула и поспешила ко входу.

Мне навстречу выехала повозка с упряжкой из двух экзотических птиц. Вблизи их красота казалась ещё живописней. Статные, сильные и притягивающие взгляд своим ярким опереньем, эти существа тянули за собой немалый груз. А красный с тонкими длинными пёрышками хохолок шатался из стороны в сторону, словно маятник. Я залюбовалась, при этом забыв, что стою посреди дороги. Сидящий на козлах кучер закричал на меня. Он щёлкал непонятные мне слова словно семечки, но ругался не на всеобщем. Интересно, на скольких языках говорят в этом мире? Какие народы населяют его? Со странами я определилась, - их восемь, - только названия не помнила. И кто такие шалы? Может это местная аристократия? Почему столько вопросов и ни одного ответа?

- Дурёха! – возопил кучер. – Ты чего посреди дороги встала? Пошла вон!

Мимо проехала ещё одна повозка, чуть не задавив меня. Я было хотела возмутиться, но пришлось отпрянуть в сторону, где стояли торговцы за прилавками: низкие столики с аккуратно разложенным товаром. От разнообразия кувшинов, посуды и статуэток из дерева и камня, немного рябило в глазах. А заходящее солнце только добавляло красок. Помимо мелочёвки, лавочники предлагали всякого рода детали для транспорта: от колёс и дугообразных деревяшек, до удил. Но никто не зазывал, а смиренно стояли и ждали, пока подойдёт покупатель. У некоторых продавцов над головой развевалась ткань навеса, привязанная к деревянным стойкам. За пределами города ветер ощущался не сильно, но здесь он выл, гуляя по узким улочкам и создавал сквозняки.

Я прошла немного вглубь, по-видимому, главной улицы и встала, как вкопанная. Куда дальше идти? Очевидным было то, что мне нужен ночлег и еда. А ещё, кто-то знающий, как вернутся домой. Конечно, надежда и уверенность в том, что это возможно, таяли с каждой минутой. А вместе с ними и утихали моя обида, злость, эмоции. Вскоре я и вовсе осознала, что глупость моего поступка мне ещё аукнется. Надо было послушать совета Сиры и остаться пока с ними. Но, с другой стороны, Ситар мне прямо в лицо сказал, что умом меня Бог обделил. Учитывая в какой я ситуации, в чём-то он был правым.

В попытке успокоить свои нервы, я медленно вдохнула, затем выдохнула. Тяжко. Но унывать нет времени и смысла. Даже если придётся ночевать на улице.

Потому, собравшись духом, я пошла дальше.

Маленькие дома Сиварсиса были копией друг друга. Построены из камня, который с годами почернел от влаги, а то и вовсе покрылся плесенью либо зарос плотным мхом. Сырость буквально ощущалась кожей, а широкие крыши, меж которых слабо проникал солнечный свет, не давали как следует высохнуть ни стенам, ни дорогам. Но город не был вонючим. Пару раз, идя по малолюдной улице, я видела, как женщины бросают воду на мощенную дорогу и затем подметают, расчищая камень от накопившейся грязи. Здесь же я обнаружила систему канализации. На перекрёстках, прямо посередине, вместо камня лежали железные решётки, куда и стекала лишняя вода. Красивым мне здесь показались только горшки с зеленью и цветами, которые висели прямо на стенах, подвязанные толстым шнуром к ржавым гвоздям или штырям.



Майя Чи

Отредактировано: 05.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться