Я всё ещё дышу!

Размер шрифта: - +

Глава 10. Путь в Шеристан.

Мой взгляд скользил по восхитительному пейзажу, что стремительно менялся. Тюремная камера, которую Самер обозвал красивым словом – карета, мерно покачивалась из стороны в стороны, иногда хорошенько трясясь на ухабах и ямах. В такие неожиданные моменты, мне казалось, что в дороге отобьются все мои внутренности. Спина уже ныла, а мы ещё и одного дня в пути не провели. По словам жреца, который провожал нас таким умилённым выражением на лице, словно замуж выдавал, а не продавал в рабство религиозным фанатикам, мы прибудем к утру третьего дня. В дорогу всех снабдили небольшими пайками и деревянными фляжками с водой. Но всего по чуть-чуть. Предполагалось всего четыре короткие остановки, дабы всё было графику, и мы не опоздали. Куда? Что нас ждёт там? Оставалось только догадываться.

Что же до событий позапрошлого вечера, то я уснула на руках Самера прежде чем он донёс до комнаты. Утром следующего дня меня отчитали за испорченное платье и держали весь день голодной, в наказанье. Чему, кстати, я была несказанно рада. Девушки весь день хлебали «синий суп». Что в нём, мне так и не рассказали, сославшись на то, что пища священна и её надо молча есть. А сегодня утром, едва встало солнце, нас проводили в железную коробку с решётками вместо окон и заперли снаружи на массивную такую щеколду.

- Вы теперь в безопасности, Эссы, - улыбнулся один из стражей сквозь решётку. Почему они так рьяно полагались на нашу недальновидность? Разве так сложно догадаться, что мы узницы? Неужели, умная и сообразительная женщина в этом мире – нонсенс?

 

Солнце медленно опускалось за горизонт, когда наша «карета» остановилась, и в распахнутом дверном проёме появился Самер. Он с подозрением всех нас оглядел и сообщил:

- Первая остановка. У нас мало времени. Корла проведёт вас в отхожее место. Советую не глупить. Здесь опасно, - он окинул меня выразительным и предупреждающим взглядом и посторонился, оставив дверь открытой. Девушки по одной выбрались из кабинки. Я вышла последней.

Корлой оказалась стройная жрица с восхитительными каштановыми волосами. Помимо нашей слегка заржавелой металлической коробки, здесь была и настоящая карета. Деревянная, с резными узорами и красивой железной крышей, и вычурной надписью. Читать, как оказалось, я не умею. К знаниям языка, письмо не прилагалось. А в том, что это была именно надпись, я не усомнилась. Запряженные райские птички, были восхитительны, но посмотреть на них подольше мне не дали.

Мы вошли в лес, паровозиком шагая вслед за Корлой. Мысль о побеге посетила в тот же миг, однако нагнать меня у стражи не составило бы никакого труда. Лес не был густым. Высокие деревья уходили далеко в небо. Их разноцветные стволы напомнили мне радужный эвкалипт. Я дотронулась до поверхности: гладкая, местами выпуклая кора была словно из сказки. Природа прошлась тонкой кистью и окрасила ствол с различные оттенки ярких, и тёплых, и холодных цветов. Кое-где узор разбавлялся пятнами или параллельными линиями тянулся к макушке, где шелестела редкая листва. Сколько же красоты в этом мире?

«Не меньше, чем в твоём, дитя».

Я вздрогнула от ужаса, накатившего на меня. Смерть Сиры потрясла меня до глубины души, но я совсем не хотела, чтобы меня преследовали мнимые видения, голоса и, тем более, чтобы являлся во сне её призрак. Суеверие не было мне чуждо, а страх с недавних пор твёрдо обосновался в душе. И между тем, я отчётливо услышала её голос.

Щеколда с визгом врезалась в петлю, вновь превращая меня в узницу. Мы тронулись в путь. Следующая остановка намечалась утром. А пока мы вздрагивали от диких криков любенсов и изредка доносящегося мужского смеха.

Девушки достали свои пайки и перекусили. Мне же есть не хотелось. Сил не было, однако прожорливый орган-таки ныл под ложечкой. Только запах еды вызывал тошнотворное чувство.

Ещё напрягало то, как общались мои «сокамерницы». Они шёпотом переговаривались, стараясь не привлекать меня к диалогу. На следующий день после попытки побега, они объявили меня предательницей и обещали кару Мошесана. В местных богов я не верила, так что не впечатлилась ни вдохновенной речью, ни страшными проклятьями, которые должны были посыпаться на мою голову со дня на день. Хуже вряд ли будет. Хотя, если Сира сказала, что участь беглянки намного лучше судьбы жрицы, то мне оставалось лишь ждать и надеяться на лучшее.

Когда наступила ночь, красочный пейзаж сменился тёмными силуэтами, изредка покрывающихся синевой от холодного света луны. Ночное светило Сейшала было мне чуждым. Оно располагалось ближе к планете, нежели наше, земное. Чёрные пятна, что мы видим на луне, здесь имели выраженную округлую форму, указывая на многочисленность и огромные размеры падающих время от времени метеоритов. Сейчас луна была полной и завораживающе красивой.

Я взглянула на девушек: они спали, прислонившись друг ко другу. Только брюнетка, сидевшая напротив, подобно мне, смотрела в окно.

- Как тебя зовут? – спросила её я, набравшись чуточку смелости. Она оторвала взгляд от ночных видов. Лицо, до сих пор освященное мягким светом, скрылось в тени ветхой шторы.

- Зачем тебе знать моё имя? – хрипловатый голос говорил о том, что сквозняк, гуляющий внутри камеры, коварно простудил её. Я надеялась, что из-за этого с ней не обойдутся плохо. Всё же, нам предстояло пройти отбор на годность товара. Ну, и оправдать растраты толстосума. За сколько они собирались меня продать? Тридцать пять шеров?

- Человек – не вещь, не безликое существо и не чья-то собственность. У каждого из нас должно быть имя. Ведь мы все индивидуальны.

- Инди… что?

- Отличаемся друг от друга, - уточнила я.

- На каком языке ты сейчас говорила? На общем нет такого слова.

- Я первая задала вопрос.

Она молчала около минуты, прячась в тени, а я всё ждала её ответа.



Майя Чи

Отредактировано: 05.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться