Я всё ещё дышу!

Глава 11. 1

- Выходите, - устало произнёс Самер и посторонился у открытой двери. Первым делом, я прикрыла ладонью глаза, разболевшиеся от яркого солнечного света. Мы вышли у стен одной из пагод. Прекрасное белое здание с синимы крышами, красными периллами на каждом балконе и позолоченными выкованными железными статуями. Всюду были искусные узоры, фрески и настенная роспись. Вокруг нас росли невысокие деревья, похожие на те, что я видела в Сиварсисе с лиловыми листьями.

Самер толкнул меня в спину и велел не разевать рта. Мысленный призыв Сиры не возымел успеха. Она не спешила отвечать.

Нас проводили в храм. Узкие тёмные коридорчики, магические огни – скорее всего храмы строились однотипно. Свернув бесчисленное количество раз, поднявшись этажа на три, мы наконец вошли в небольшой зал, примечательный лишь тем, что у одной из стен было шикарное кресло. Оно стояло словно на пьедестале: красный материал, деревянные подлокотники с вырезанной пастью какой-то твари.

В ту же минуту вошли трое мужчин в серых мешковатых халатах и занесли нам, с девочками, стулья. Самер велел садиться. Меня ужасно раздражал этот повелительный тон, и свою злость я пыталась скрыть. Но пронзительный взгляд Самера улавливал всё.

- Советую быть паинькой, - прошептал он мне на ухо, когда я уже заняла место на одной скамье. С каждым мгновением в душе нарастал страх. Я не знала, чего ожидать. Что дальше будет, колдунья молчала, а Эссы сидели с такими довольными лицами, что руки зачесались, кому-нибудь да намылить физиономию. Только Левия смиренно и настороженно наблюдала.

Вскоре нас посетила целая процессия. Семеро жрецов в тяжёлых позолоченных аксамитовых одеждах, бесшумно встали напротив. По закону жанра – с «вёдрами на голове», бантиками под челюстями, расшитыми золотыми нитями воротниками. Они благосклонно улыбались и изучали наши лица. Но не спешили ничего говорить, словно ждали кого-то.

Оказалось, что ещё одного жреца в белом одеянии и проклятущего толстосума, который с довольным видом вошёл к нам. Где-то сзади распахнулась дверь, и я услышала, как расставляют ещё стулья. Обернувшись, обнаружила ещё с десяток девушек. Рыжие, пепельные блондинки, темноволосые – я чувствовала себя мясом, на прилавке. Словно нас проверяли, на цвет, вкус и качество. Злость внутри не унималась. Настолько униженной я не была ещё ни разу.

- Милые и очаровательные Эссы, вы так прелестны, что глаза отвести сложно, - лесть так и полилась патокой из уст жреца, что был в белом, - я польщён, что такая красота жаждет служить Рэшэгану, богу нашему великому, дарующему жизнь и свет. Позвольте отблагодарить вас. Тёплая ванна, еда и уютные покои будут ожидать каждую из вас после того, как вы покинете эту комнату. А пока, позвольте взглянуть на каждую из вас. Имён называть не нужно. Теперь мы все служите бога, а своих детей он знает и так. Эсса?

Он подозвал к себе Нессали, сидящую у края. Я же, глядя на то, как её просят повернуться, улыбнуться, поклониться и молвить слова благодарности Богу Света за принятие в ряды, просто сгорала от возмущения. Нас рассматривали как товар. Когда очередь дошла до меня, я просто не знала, что делать. Так и хотелось выцарапать глаза каждому гаду, что так льстиво улыбался. Эта игра на публику была бесспорно умелой, но из-за подтекста вызывала тошноту.

- Эсса, может вы встанете, - мягко улыбнулся мне этот к… жрец, и протянул руку, - не стесняйтесь.

- Я не стесняюсь, - сквозь сжатые зубы выговорила и, набравшись смелости, продолжила, - Если Бог Рэшэган уже принял меня в свои ряды, то к чему эта показуха. Зачем рассматривать каждую из нас так, словно мы товар, за который вы платите. И если это так, в чём я не сомневаюсь, может сразу озвучите цену? Всегда было интересно, насколько я тяну?

«Вот идиотка!»

«Отстать, предательница! Неужели так трудно ответить мне, когда я зову?»

Жрец тем временем рассмеялся:

- Сардельс, где ты нашёл эту строптивую малышку?

Толстосум замялся и, стирая платочком пот со лба, начал оправдываться:

- В Сиварсисе. Она восхваляла танцем Мошесана и была настолько очаровательной, что я не удержался.

Сардельс? Вы серьёзно? Его звали Сардельс? Как сарделька? Ещё один взгляд на этого пингвина, и я уже еле скрывала рвущийся наружу смех. Сардельс, ё-маё.

«Хорошо, что не колбас.» - от этой мысли я прыснула со смеху.

- Что вас рассмешило, Эсса? – пропищал Сарделька.

«Людмила, держи себя в руках. Не время для истерик!» - воззвала ко мне Сира, но истерический смех уже вырывался наружу, - «Ну, же, девочка, успокойся. Я же вижу, как бьётся злость внутри тебя. Но ты ведь хочешь домой? Ты должна быть умницей.»

Я попыталась унять смех, но получалось с трудом. Нервы. Они не давали мне сосредоточится. Однако, я всё же собралась и взглянула на жреца:

- Прошу прощения, но я останусь на месте. Думаю, что вы не слепой и мою красоту способны оценить и с такого расстояния.

Ему мой ответ явно не понравился, но и я опуститься ниже просто не могла. Короткая борьба гневных взглядов закончилась его поражением.

- Будь по-твоему, Эсса. Следующая.

Из-за моей спины вышла тоненькая, как тростинка, блондинка и покорно выполнила все указания. А возвращаясь на место, она растерянно посмотрела мне прямо в глаза. Кажется, моя короткая речь возымела некий эффект, и кое-кто задумался над тем, что здесь происходило.

Когда это унизительное безобразие окончилось, нас попросили выйти в соседнюю комнату, откуда якобы проведут в покои. Каждый раз заходил жрец и уводил под ручку девушку. В конце остались мы с Левией.

- Зачем ты так? – она смотрела на меня со скорбью в глазах, - Они могут оправить тебя в число жриц для утех.

- Я не могу потерпеть унижения над собой. В моей жизни многое было, но ни один мужчина не смел мне приказывать. Про Яшку и вовсе молчу. Рядом с ним я была королевой.



Майя Чи

Отредактировано: 05.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться