Я всё ещё дышу!

Размер шрифта: - +

Глава 11.2

Побледневшая Левия скрылась дверью, а Сардельс от злости громко засопел. Я на всякий случай подошла к двери, не зная, чего ждать от взбешённого мужчины. Он же, пытаясь унять себя и успокоиться, всё же дяденька изрядно поволновался, опустил голову и мерно задышал. Затем взглянул на меня исподлобья, в ярости сжимая тонкие губы, отчего его щёки вздулись пуще прежнего.

- Двадцать шеров, - пропищал он сквозь зубы, - бездна! За тебя заплатили всего двадцать шеров! Ты хоть понимаешь, сколько я из-за тебя потерял, дарда проклятая!?

- А вам не кажется, что лучше было меня сразу выпустить?

- Лучше? Да тебя убить надо было сразу, как только Самер притащил. Нахваливал, что мол дарда хорошенькая, на сожжении так соблазнительно двигалась, а на деле…

Он скривил зубы и показал что-то непонятное руками, а потом завалился на стул, что сиротливо стоял в углу, и начал о чём-то сосредоточенно думать, хмуря брови. Я же стояла на противоположной стороне и соображала, стоит ли бежать сейчас. Вдруг меня убьют? А что? Нет Эссы, нет проблем. Но вместо очередной вспышки гнева, я услышала другое из его уст:

- Слушай сюда, девчонка! – он потянул носом сопли и тыльной стороной ладони утёр их остатки с ноздрей, - Тебе лучше пройти отбор и показать себя во всей красе. Теперь у тебя две дороги: либо становишься обычной жрицей и мне перепадает ещё сто восемьдесят шеров, либо одной из проституток, зовущих себя «жрицами для утех». Красивое название, не так ли?

Усмешка, появившаяся на его лице, не сулила ничего хорошего.

- И к тому же, - продолжил он, - там ты можешь вкусить сладкий плод, который тебе пока неведом, дева. Но учти, что в таком случае, первым, кто разорвёт тебя на куски, буду я. Так что, сладенькая моя, - он сально улыбнулся, а глаза сверкнули от вожделения, - буду ждать или денег, или тебя. Слишком дорого ты обошлась мне, и слишком дёшево тебя оценили эти проклятые жрецы.

Он резко встал, отчего его живот ухнул вниз и затрясся как желе.

- И да, верховные жрецы - не Самер. Никто не будет ходатайствовать за твою нежную и такую притягательную шкурку. Попробуешь сбежать - убьют. Либо устроят публичное сожжение. В столице это частое развлечение. Не думай, что всё сойдёт с рук.

Передвигая короткими ногами и вновь качаясь, как пингвин, Сардельс вышел, напоследок стукнув дверью.

Было нечто странное во всём этом. В нашем мире, ко мне приставили бы к горлу пистолет или нож, и объяснили бы в доступной форме сразу, что да к чему. Здесь же, можно сказать, сюсюкались как с дитём. К чему была эта речь, и эти угрозы? Можно подумать, что он со своей тушей на меня залезть сумеет. А если и сумеет – обломается! Девой я уже года два, как не являлась.

- Тьфу, ты! Дурёха! Нашла, о чём думать.

 

Я подошла к стулу и села.

Значит, он всё же меня продал, но под залог. Почему же не единоразовой выплатой. Похоже жрецы вели бухгалтерию очень разумно. А учитывая, что за жрицу на ночь давали отличные пожертвования, это можно было назвать выгодным бизнесом. Сутенёры чёртовы! Допустим, я бы сгодилась для обычной. Лэнар, в Сиварсисе, оговорилась, что некий господин вытащил из кармана очень крупную сумму за представление. Это что же получается, если богачу стукнет в голову устроить праздник, то ему всего-то надо заплатить побольше? Тогда даже обычная жрица не застрахована от проституции. Значит, и её могут «снять»?

«Рада, что ты сама догадалась,» - горько усмехнулась Сира.

«А ты могла бы и раньше рассказать».

«Могла бы. Но стоило ли?»

«А почему нет? Ты вообще в курсе, где я?»

«Конечно».

«А, по-моему, не очень. Сира, меня только что продали и в любой момент могут использовать!»

«Как и меня в своё время».

«Что?»

«Думаешь, чего я сбежала отсюда? Сначала проблемы начались у Марсин, моей подруги. Ирдес караулил её на каждом углу, проходу не давал. Красивый был по молодости, вот и запал в душу Син. И она была нежна, как весенний цветок, что распускается под тёплыми лучами солнца. Вот только распустился этот бутон среди стен этого храма. А когда оказалось, что она забеременела, Ирдес предложил избавится от дитя. В то время он был обычным жрецом, метивший в самую верхушку. Амбициозный, фанатичный. Син ночами лила слёзы по нему. Но когда живот округлился, пропала моя подруга. Помню весь храм всполошился. Говорили, что сбежала. Тогда же и поступило предложение моей духовной наставнице. За меня давали пять тысяч шеров. Неслыханная сумма за одну ночь. Я видела его лишь раз. Старик. Сухой, тонкий, с горбом. Я думала, если у Марсин получилось исчезнуть, то, может, и я смогу? Смогла. Мои способности, которые я старательно скрывала, помогли. Но меня до сих пор ищут».

«Не ищут. И, кажется, не такая уж ты и ведунья. Мне стражник ещё в Сиварсисе передал, что поиски прекратились. И чтобы ты своих парней приструнила, тоже просил, а то бардак разводят за пределами города».

«Вот как? Это ж надо было помереть и узнать о таком?» - она заливисто рассмеялась. Красивый смех, между прочим. – «А я-то думала, что до последних дней буду гонима».

«Можно сказать, так и вышло».

«Ну, хоть после смерти, моя душа найдёт успокоение».

Тут дверь отворилась, и вошёл один из жрецов. Он подозвал меня к себе и велел идти за ним. Я пошла следом. В зале уже никого не было, а в коридорах встретилась лишь парочка жриц. Что интересно, их одежда была белая с широкими рукавами, тянущимися до пола. Платье, застёгнутое у основания шеи до последней пуговицы, было расшито серебристыми нитками и блестело при свете магических огней. А волосы, собранные в скромную косу, покрывались маленькой шапочкой. Наподобие ермолки. При виде нас, девушки остановились и скромно потупили взоры, почти сросшись со стеной.



Майя Чи

Отредактировано: 05.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться