Я всё ещё дышу!

Глава 12. Подозрения

Утро следующего дня началось внезапно. С первыми лучами солнца ко мне в комнату ворвалась пожилая жрица и стала со всей дури звенеть колокольчиком. Вначале мне показалось, словно кошмарный сон стал явью, но быстро сообразив, что у меня гостья, я встала с постели. Жуткие звуки смолкли, а женщина со статью королевы, снисходительно, с долей недовольства изучила моё лицо и одежду, всё больше морщась. Я проследовала за высокомерным взглядом и обнаружила причину её раздражения. Моё платье было помятое. Теряться, естественно, я не стала, а наоборот, против воли зевнула, а после ладонью потёрла глаза.

- Доброе утро, - поздоровалась с ней как ни в чём не бывало.

- Эсса, вы выглядите ужасно, – чарующим мелодичным голосом оповестила она меня, - Вы хоть понимаете степень своего позора?

- Я вообще не соображаю, о чём вы.

- Глупость – не оправданье испорченному платью. Правило семьдесят восьмое Книги храма: «вид же имейте благочестивый, одежда ваша да будет чиста, ибо они отражение помыслов». Вы же, Эсса, мало того, что в это время почиваете, так ещё и единственный наряд умудрились испортить.

- Ну, не голой же мне спать! – возмутилась я вполне оправданно, - Храм полон жрецов и, как показывает практика, сюда с внешней стороны любой вхож.

- Наглость и неуважение к старшим карается голодовкой и подземельем. Держите свой острый язычок за зубами, Эсса. Думаю, устав вы не читали, потому дерзость простительна. Но в следующий раз ждите выговора.

- Какого выговора?

- Назидательного. Умойтесь. Обуйтесь. Я жду за дверью.

Она вышла из комнаты. Я сразу метнулась в ванную, где на полу стоял огромный круглый чан. Купаться в нём вчера было неудобно, однако вода была изумительной, и я даже осталась благодарной им за возможность помыться. Но сейчас, она холодная и грязная. За неимением другой, я зачерпнула рукой несколько капель и с горем пополам умылась.

Обувь - вьетнамки на плоской и высокой платформе – нашлась в шкафу. Ужасно неудобная вещь оказалась. После первого шага, ступня съехала в сторону, а ремешок больно впился меж пальцев. Мой разум ещё спал, мысли путались, а зевота не прекращалась. Потому дойдя до двери, я чуть не подвернула ногу. Жрица, увидев мои жалкие попытки, закатила глаза и встала рядом со мной. Приподняв подол, она показала мне свои ноги с белых носочках, специально адаптированных под обувь, больше походящих на перчатки для ног. Я пару раз видела подобные в наших магазинах, но мне всегда казалось это форменным издевательством над своим терпением. Пока наденешь, пол жизни пролетит мимо.

- Перед завтраком, мы посетим купальню. Утреннее ритуальное очищение. Там вы получите десять пар дженси*. Двигайтесь осторожнее, Эсса. Поверхность хостю* скользкая.

 

Она закрыла на ключ дверь, и мы пошли по коридору дальше, попутно будя всех девушек. Многие выбирались из комнат с заспанными лицами, но были и те, кто любезно и с готовностью открывали дверь. При виде их, пожилая жрица удовлетворённо кивала и улыбалась уголками губ. Что странно: избранных было всего десять. Куда дели остальных, я догадалась, и мне было их искренне жаль.

Купальня оказалась похожей на ту, что в Сиварсисе. Разве что, вокруг дымящегося от пара бассейна, возвышались колонны, уходя высоко к потолку и подпирая его. А зеркала выглядели не только выше и шире, но и обрамлялись высеченными в камне цветами. Стеклянный купол пропускал дневной свет, вместе с которым в помещение ворвались несколько шаловливых лучей утреннего солнца.

Мы с девушками столпились у входа, ожидая последующих указаний.

«Готовься, сейчас будет проверка» - предупредила меня Сира, - «Пол впереди намылен, легко поскользнуться. Дэра попросит вас приблизится. Кто-то да не удержится на ногах.»

«Её зовут Дэра? Вы вместе служили Рэшэгану?»

«Да. Только, в отличие от меня, она всегда вела себя излишне фанатично.»

«Зануда, значит?»

«Ещё какая. И я не уверена, что годы её изменили в лучшую сторону.»

- Эссы, - обратилась к нам Дэра, - как вы видите, не всем суждено стать жрицей Рэшэгана. Вас всего десять. Остальные отправились в специальный корпус, отведённый жрицам для утех. Что же до вас, то объяснения прозвучат единожды, и этого вполне достаточно, чтобы услышать. Я ваша наставница в последующие двадцать девять лунных дней. Мои приказы выполнять будете беспрекословно. За малейшее ослушание вас ожидает выговор. Если их будет четыре, вы отправитесь вслед за своими подругами, в число жриц для утех. Не стоит огорчаться раньше времени, - она улыбнулась, как мне показалось, слишком зловеще, - Сложностей будет мало: тридцать пять ритуальных танцев, семнадцать псалмов, устав жриц и ознакомление с Книгой Храма; далее ритуальное облачение, основы гигиены и ухода за собой, правила поведения и манеры общения с людьми из мира, а также умение удовлетворить все желания богатого господина. К этому добавится умение ориентироваться в храме. Как вы уже заметили святилище построено таким образом, что любой посторонний просто запутается в числе коридоров.

Она кашлянула в кулачок и, пригладив, выбившийся из причёски волосок, продолжила:

- Свои покои жрица покидает только с рассветом. Выходить раньше вы не имеете права, а позже – дурной тон. Первым делом, мы встречаемся здесь, в купальне. Утреннее ритуальное омовение перед принятием пищи всегда начинается с молитвы. Сегодня прочту я, а завтра шёпотом каждая из вас. Вам ещё вчера намекнули его прочесть, но мало кто вообще притронулся до свитков, поэтому вашим главным заданием будет: выучить до завтрашнего утра первые сто правил. Чтобы ваше «а-а-а?» больше не повторилось, напомню, что всего в уставе пятьсот шестьдесят правил, в каждом из которых по два пункта минимум. Завтра я в любой момент, могу спросить вас о том, или ином пункте, и надеюсь на вашу хорошую память.



Майя Чи

Отредактировано: 05.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться