Я всё ещё дышу!

Глава 14. Посвящение

- Эссы, - обратилась к нам Дэра, пока опытные жрицы и маленькие Ниссы, хлопотали вокруг нас, - последнее наставление перед тем, как начнётся ритуал посвящения. Помните о том, что вы воплощение идеала. Сегодня вы вкусите плод Эравы и напьётесь её соком. Да, прибудет с вами Рэшэган и Милость Его. Какой бы мужчина на вас косо не смотрел этим вечером, вы прежде всего девы храма. И даже присутствие Верховного жреца не должно подкосить вашу уверенность в успехе. О последнем говорю из тех побуждений, чтобы оградить вас от глупых мыслей и мирской безнравственности. Будьте разумны! На этом всё. Встретимся в главном зале.

Дэра ушла, как всегда, бесшумно закрыв за собой дверь. Никаких тёплых чувств к своим подопечным, она так и не испытала. Даже последнее наставление было ничем иным, как заученным текстом и простой данью традициям.

Девушки волновались. Я тоже. Даже Сира переживала в силу своих духовных возможностей. По крайней мере, её лицо выражало искреннее сопереживание. Вчерашний визит Дэры насторожил нас обеих. Женщина только спросила, не выходила ли я из комнаты, а Сира уже разругалась в моих мыслях, проклиная весь белый свет и меня вместе с ним. Но я, вопреки всему без страха ответила, что учила устав. С одобреньем кивнув, наставница ушла и оставила меня одну, отдыхать и морально готовиться к сегодняшнему дню.

Наконец, Эсса из числа опытных жриц нанесла последний штрих «местного макияжа» на моё лицо и придирчиво оглядела свою работу.

- Ты прекрасна, - улыбнулась мне девушка, совершенно смутив столь искренним восторгом. Я встала и подошла к зеркалу, в очередной раз взглянув на себя с грустью. И снова это была не я. За последний месяц во мне мало что изменилось. Разве что волосы подросли и скулы стали острее. Последнее произошло из-за потери веса.

«Макияж» подсох и неприятно тянул кожу. В отличие от моего мира, где индустрия красоты перегружена всевозможными средствами по уходу за собой, здесь, на Сейшале, всё было просто. Разноцветные порошки, похожие на сухую глину, разбавляли водой и наносили на лицо. Чёрные стрелки на опущенных веках, диковинные узоры красного цвета, покрывающие лоб и шею, такие же на руках и ногах, и алые губы. Нас просили быть осторожными, чтобы вода не попала на рисунок, иначе он размажется. Но меня не особо волновала моя красота. Гораздо большей проблемой была встреча с Ирдесом. А ещё слух, о котором сегодня обмолвились жрицы. Они шептались, что прошлым вечером, старик сдал свой пост молодому жрецу по имени Дирса. И если это было правдой, то всё моё обучение в храме, весь месяц моих скитаний на Сейшале оказывались бесполезным времяпровождением. У Сиры на этот счёт существовало своё мнение. Колдунья предполагала, что Ирдес всё же будет на обряде посвящения. Однако, свою неуверенность скрыть не смогла.

Дверь отворилась, впуская в нашу комнату несколько жриц. Они радостно поздоровались и объявили, что настал наш черёд. Каждая наставница представляла своих подопечных Верховному. Тот, в свою очередь, должен был провести некий ритуал, а затем проводить нас в Святую Обитель, к Эраве. Что именно там будет, нас не осведомили, поэтому мы с девчонками общей радости не разделяли. Мне же не давала покоя мысль о Левии. Она могла быть сейчас рядом со мной. Но увы…

***

Я впервые поднималась на четвёртый этаж, куда после посвящения перенесутся наши покои. Здешний коридор в отличие от нижних был светлее. Сквозь небольшие окна проникал тёплый закатный свет. Наши красные, расшитые золотыми нитями платья, волочились по полу, поднимая множество танцевавших под лучами солнца пылинок. Те в свою очередь щекотали нос. Однако, никто не имел права даже чихнуть! Мы - идеал, а потому спина была ровная, походка бесшумная, а голова поднята высоко вверх.

Наконец, перед нами отворились высокие железные двери, явив огромный зал, наполненный душным ароматом благовоний. Мне сразу стало не по себе. Тошнота, беспокоившая меня всё реже, тут же дала о себе знать. Но я сглотнула, потом ещё раз, и неприятные позывы прекратились.

Нас пригласили войти. Мне сложно было подобрать слова для описания того великолепия, что я увидела. Сира рассказывала мне, что людей сюда пускают крайне редко. Каждый двухсотый лунный цикл ознаменовывался новой религиозной эпохой. В ночь двести первого новолуния толпа народа заполняла каждый угол, а снаружи выстраивалась длинная очередь. Жители Сейшала хотели прикоснуться к святыне и обратится напрямую к богам.

Я дошла до перилл и наконец узрела зал полностью, где, среди сводчатых декоративных колонн, находились семь белых статуй со сложенными за спиной крыльями. Оранжевый солнечный свет проникал сквозь большие окна, мягко ложась на божественные идолы, каждый из которых имел свои физиологические особенности: пух на лице, перья в волосах и на руках, а также острые крючковатые когти.

У ног искусно созданных скульптур стояли жрецы. А впереди, напротив меня, в поклоне перед Верховным склонилась одна из наставниц. За их спиной возвышалась статуя, что была выше всех, и с раскрытыми крыльями.

«Это Рэшэган. Он охраняет дверь в Обитель,» - сообщила мне Сира.

«Что дальше?» - задала ей вопрос, уже спускаясь по узкой и крутой лестнице вслед за другими девушками.

«Дэра примет благословение и благодарность за то, что сослужила богу ещё одну услугу и обучила новых преданных дев. Потом придёт ваш черёд склоняться перед ним.»

«Ты ведь говорила, что ничего страшного в обряде нет. Тогда почему твой голос дрожит?» - упрекнула её, сама при этом ужасно нервничая.

«Это слишком волнительно для меня, дитя. В последний раз я была в этом зале, когда мне едва исполнилось девятнадцать. В день поклонения Богу Света. Тогда жрицы проводили время в молитве от рассвета до заката, не покидая этот зал.»

«Даже в отхожее место ни-ни?»

«И туда нельзя.»



Майя Чи

Отредактировано: 05.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться