Я всё ещё дышу!

Глава 18. Приготовления

Мы быстрым шагом преодолели несколько узких коридоров и вскоре оказались в саду. Именно здесь я покорилась воле Сиры и Самера, вернувшись по их настоянию обратно в свои покои. И ради чего? Глупая идея найти Ирдеса и вернуться обратно на Землю не увенчалась успехом, а вместо вечного затворничества, которое якобы ложилось бременем на жрицу, меня ждала ночь со старым извращенцем. Мне не хотелось вспоминать прошлое и обвинять во всём бывшего Верховного, вот только кинолента с редкими кадрами мелькала перед глазами с завидным постоянством, и в памяти невольно всплывали те или иные моменты общения с ним. Шагая по аллейной тропинке вдоль невысоких деревьев лашавар, я анализировала каждую фразу Ирдеса, пытаясь уловить мотив его поступка. Но это так и не принесло положительного результата.

В какой-то момент к нам присоединилась немолодая женщина. По её одежде я поняла, что она является одной из наставниц. Женщина молча сопроводила меня до невысоких домиков, где проживали жрицы для утех. Несмотря на позднее время, ни в одном из жилищ не горели огни. Обряд сожжения налагал на этих женщин не самые приятные обязательства. Многих уже разослали по домам богатых вдовцов, где их ждали гости. О развлечениях местной знати не хотелось даже думать.

Вскоре мы остановились у парадного входа одного из домиков, ярко освещённого магическими огнями. Наставница поманила за собой, и мне не оставалось иного выбора, кроме как последовать за ней. Куда бы я в этот момент сбежала? Меня, как самый ценный товар этого вечера, караулили сразу шестеро мужчин и наставница. Любая попытка бегства непременно провалилась бы и неизвестно чем закончилась. На мгновение я представила, как до конца своих дней поселюсь в одном из здешних домов. Через пару месяцев меня обязательно уличат в обмане и либо убьют, либо заставят вдовца жениться на мне, сославшись на то, что забеременела именно от него. Тошнота не заставила себя ждать. Но я сперва закашлялась, а затем сделала пару глубоких выдохов, надеясь, что никто не заметит моего состояния. Иначе мне не жить.

Когда за спиной закрылась дверь, я бегло оглядела комнату, в которой оказалась. Повсюду были маленькие подушки: на небольшом диванчике, коврах, двух толстых матрацах, валяющихся в углу вокруг журнального столика… Последний использовался явно не по назначению. На нём стояли кувшины и стаканы. В помещении пахло алкоголем и чем-то ещё. Запах был настолько тяжёлый, что сдавливал грудь.

Дверь напротив отворилась, и оттуда появилась слегка полноватая женщина средних лет в весьма откровенном наряде. Небольшой прямоугольник ткани едва скрывал порядком обвисшую грудь, а полупрозрачная юбка хоть и приходилась ей по щиколотки, но выполняла совсем иную функцию: сквозь неё я к своему недовольству уловила отсутствие белья.

Замешательство, в которое меня привело данное открытие, вызвало бурю негативных эмоций.

«Дыши, дитя…» - наконец-то заговорила ведунья, видимо, надеясь тем самым успокоить меня.

«Дыши?!» - с негодованием воскликнула я в мыслях, чувствуя, как горечь разливается по сердцу и как больно становится моей душе, - «Сира, я ненавижу этот мир! Почему вы меня тогда остановили? Зачем он меня сюда перенёс? Неужели вы считаете свой мир местом, где человек может обрести счастье? И какое счастье в том, что тебя продали какому-то грязному и вонючему старику? Не молчи! Ну ответь же! Ты же ведунья…»

Однако Сира молчала, доказывая своим безмолвием правоту моих слов.

А хозяйка этого дома меж тем подошла ко мне и дотронулась до моего подбородка, затем силой заставила поднять выше голову, царапая при этом мою шею острыми ногтями.

- Красивая, - её язык заплетался, а изо рта несло перегаром, - только глаза злые. Строптивая малышка. Такие обычно долго в жрицах не задерживаются.

- Одень её, как подобает! – брезгливо указала пальцем в мою сторону наставница, чья внешность и голос полностью ассоциировались у меня с крикливой общипанной вороной. – И не тебе, грязная, давать оценку красоте истинных жриц.

Женщина улыбнулась и с кровожадным блеском в глазах уставилась на наставницу.

- Вышла вон из моего дома. А девочка будет готова в срок. Кыш, отсюда, кому сказала!

Она так огрызнулась, что наставница лишь вскрикнула и тут же испарилась за дверью.

- Как тебя зовут, красавица? – обратилась ко мне хозяйка дома, подойдя к журнальному столику.

- У Эссы… - начала было я, но она меня перебила.

- У Эссы нет имён. Да – да. Я в курсе. Только вот по твоим глазам и не скажешь, что ты Эсса. Скорее загнанная в угол ристолья, которая затаилась в ожидании и вот-вот сделает роковой выпад.

- Это комплимент?

- Значит, я права, - она хмыкнула и отпила из железного стакана. Затем вновь подошла ко мне:

- Снимай с себя этот ужас.

Я замерла от неожиданности. Прямо здесь снимать? Зачем? Вдруг она увидит живот? Он конечно ещё незаметный, но, а вдруг у этой глаз намётан?

- Да хватит ломаться. У тебя на лице написано, что сто лет, как не девка! - женщина отвернулась и направилась в дальний угол комнаты. -  Не знаю, зачем такой красавице понадобилась их дурачить, но, судя по всему, играешь свою роль ты неплохо, - от этих слов у меня вновь перехватило дыхание, а она с удовольствием смаковала каждую мою эмоцию, отразившуюся на лице, довольно скалясь в мою сторону, - Да, не кипятись ты так. Я никому не скажу. У меня пол племени уже такими приходят. А некоторые даже с пузом. И прикрывать приходится, жалко ведь, убьют иначе. Это же племя ристолье. Им бы только почесать кое-что. А тебе повезло! Ежели была девкой, то так бы и подохла под Машарэсом. Хищник видит во всём лишь мясо.

Она ворчала себе под нос, что-то ища при этом в дальнем углу среди подушек, но каждое слово я слышала отчётливо.

- Что значит «подохла бы»?



Майя Чи

Отредактировано: 05.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться