Я выбираю...

Размер шрифта: - +

Глава 5. Ночные признания

Глава 5.

Сорвалась который раз
И опять себя ругала, дура,
Выпуская словно стаю
Отравленный дым.
Хочешь выйти, но я - пас,
Сквозняком уже и так продуло,
К черту свечи, плед на плечи,
Давай помолчим.

(с) Lascala

Я пытаюсь приподняться на локтях, чтобы лучше видеть Максима, но голова отказывается отрываться от кровати.

-Меня убило, - себе под нос бурчу я.

-Лиз… - напряжённо произносит моё имя Ребров.

Но я молчу, всё ещё надеясь, провалиться в своё уютное забытье.

-Лиз, - продолжает звать Макс. – Ты же не вены там резала?

-Что?! – от неожиданности я подскакиваю на кровати. Макс не шутит, это я по голосу слышала. Попыталась включить торшер, стоящий у кровати, и сама же застонала. Руку было больно. Ах да, бинт, рана, порез.

Максим сам зажигает верхний свет, от чего я недовольно морщусь. Зато тень, наконец-то, обретает конкретные очертания. Ребров стоит на «кухне», скрестив руки на груди. Должно быть, приехал ко мне сразу после свадьбы, ибо до сих пор был одет в костюм-тройку, правда, галстук и пиджак он снял, а жилет был расстёгнут.

На целых пол головы ниже Кирсанова, он всегда смотрелся значительно солиднее вечно взлохмоченного брата. Артур «брал» людей своим безудержным обаянием, а Макс – обстоятельностью и надёжностью.

Серо-зелёные глаза, смотрящие на меня с тревогой и укором, сначала блуждают по моему лицу, а потом упираются в мои голые ноги.

 Чёрт, на мне же кроме полотенца ничего.

-Не смотри, - бросаю я ему, и, натянув посильнее полотенце на зад, спешу скрыться в ванной. Здесь творится настоящий пиздец. Весь пол, раковина, края душевой кабины оказываются уделанными моей кровью. И это не считая мокрой одежды и разбитого зеркала. Да, представляю, что подумал Максим, увидев всю эту красоту. Реально всё выглядит так, будто кто-то пал здесь смертью… мокрых. 

Памятуя о возможных осколках, стараюсь не наступать босыми ногами на центр комнаты. Переоделась в халат, висевший здесь же на крючке. Оставалось только разодрать спутавшиеся после душа волосы, это занимает достаточно много сил и времени, ведь приходится действовать одной рукой.

К тому времени, как я появляюсь на «кухне», Макс уже успел заварить чай и даже налить мне в большую кружку чего-то до безумия ароматного и вкусного. У меня в кухонном шкафу валялась целая куча разных пакетиков, коробочек, мешочков с чаями – на каждый праздник кто-нибудь дарил мне очередной набор. Но поскольку в квартире меня не бывало, чай так и складывался в шкафчик над плитой, оставаясь невостребованным.

Я села на высокий стул напротив ночного гостя и потянулась здоровой рукой к кружке. Зато сам Ребров перехватил  мою левую руку и внимательно рассматривал ладонь, наспех перемотанную бинтом. Видимо до последнего боялся, что я всё-таки вены резала.

-На осколок наткнулась, - попыталась я успокоить его. Но Макс всё равно с недовольством посмотрел на руку и даже аккуратно провёл пальцами по тому месту, где сквозь бинт выступала засохшая кровь.

-Тебе к врачу надо, - сухо замечает он. Попыталась возразить, но друг продолжил свою отповедь. – Завтра захочешь бинт отодрать, опять кровь пойдёт. Судя по тому, что я видел в ванной, тут надо зашивать.

-Пфффф, и как давно мы в медики подались?

-А тут и медиком не надо быть, чтобы оценить степень твоего членовредительства.

-Это случайно вышло…

-Я вижу.

Ребров разговаривает со мной тоном, каким обычно Кристина отчитывает Андрюшку. Между прочем, очень неприятно. Не надо меня воспитывать, и без этого ошибок понаделаю. Выдёргиваю ладонь из рук Макса, о чём тут же и жалею, так как становится больно. Но в этот раз я стараюсь не морщиться, чтобы лишний раз не возвращаться к врачебной теме.

-Как догуляли? – перевожу я разговор.

-Замечательно, - ехидничает Макс. – Я бы на месте Егора тебя придушил. Бодлер надрался как собака, еле Сгорскому его сбагрили. Маринка с превеликим удовольствием мне бы глаза выцарапала. Артур тоже сидел с таким видом, словно на похоронах гуляем. Спасло только то, что у невесты пол страны родственников, и все они приехали с целью оторваться по полной, не смотря ни на что. Так что сельская вечеринка удалась. Мы с Кристиной уезжали под хоровое исполнение Алегровой.

  -Фёдор должно быть счастлив…

Ребров вопросительно смотрит на меня, а я лишь отмахиваюсь.

-Забудь.

-Лиз, да что с тобой такое?!

-А что со мной такое? – до меня, правда, не доходило. Понимаю, если б он меня ещё в момент моей истерики застал, тогда можно было бы дядячек в белых халатах вызывать. А сейчас же сижу спокойно, чай попиваю, беседу светскую поддерживаю.

-Ты на себя не похожа.

В памяти сразу всплыла чужестранка из зеркала. Неужели она таки вырвалась наружу?

Боже, что за бред, о чём я думаю? Так и триллер очередной для Голливуда выдумать не сложно.



Алиса Евстигнеева

Отредактировано: 11.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться