Я выбираю тебя

Глава 18.

В Петербурге все оставалось без изменений. Аркадий оставался рядом с Настей и даже не пошел на работу в понедельник утром. Полина Анатольевна позволить себе такой роскоши не могла, поэтому торопливо собиралась в свою компанию.

— Слушай, Аркаша, поищи сегодня в интернете хорошего психотерапевта для Насти. — Понуро попросила она бывшего мужа об одолжении. — Мне послезавтра улетать на неделю и бросать Настю в таком состоянии одну будет непростительной ошибкой.

— Я заберу ее к себе. — Сказал Аркадий, ставя на плиту чайник.

— Ни в коем случае! Она очень болезненно восприняла появление у тебя новой семьи. Рядом с другим ребенком ей будет только хуже.

— Зато там круглые сутки кто-то будет рядом! Хотя, ты права. Лучше поищем психотерапевта.

Ближе к вечеру через каких-то старых знакомых родителям Насти удалось выйти на одну очень престижную клинику, в которой помогали решать похожие семейные проблемы. Стоимость услуг превышала все имеющиеся в понимании Полины Анатольевны лимиты, но отзывы о практикующих терапевтах были только положительные, и ей ничего другого не оставалось, как согласиться пойти на прием вместе с дочерью.

— Я никуда не пойду! — кричала с утра Настя в своей комнате. — Мне не нужна помощь, а тем более психотерапия!.. Вы никак не можете понять, что у меня случилось горе?! Я потеряла самого близкого мне человека! И я имею право на переживания!

— Тебе могут помочь быстрее справиться с этим! — не отступала мать, торопливо собирая вещи Насти. — Поживешь там неделю до моего возвращения и будешь смотреть на мир другими глазами!

— Рядом с психами?! Целую неделю?!

— Настенька, там нет психов. — Как можно спокойнее постарался заверить ее отец. — Это клиника, где помогают встать на ноги людям после эмоциональных потрясений. Таким же нормальным, как я и ты.

— Ясно! Вы даже в тяжелый момент не можете просто побыть рядом со мной! Вам проще заплатить запредельную цену за услуги сомнительных докторов и удалить меня с глаз долой! Вот, это и есть ваше истинное отношение ко мне! Я иногда вас двоих ненавижу просто! — всхлипнула Анастасия и отвернулась к окну.

— Настенька, ну послушай… — Отец ласково притронулся к ее плечу. — Если тебя не устроит это место, мы вернемся домой. Я тебе обещаю.

— Меня же не выпустят оттуда! — истерично засмеялась девушка сквозь слезы. — Так же удобнее! Маме надо в очередной рейс, тебе к своему киндеру, а меня проще сдать в клинику! Я только одного не пойму. Зачем мама так противилась моему переезду к Антону?! Я бы сейчас жила у него, а вы занимались бы своими делами! Не нужно было бы платить такие деньги за эту гребаную, никому не нужную терапию!

— Да зачем тебе такой муж?! Его даже родная мать из дома выгнала! — не удержалась, и сболтнула лишнее Полина Анатольевна.

— Как это, выгнала? — замерла на мгновение Анастасия.

— Вот так, выгнала. И где он теперь живет, никто не знает. Так что, не дури, Настя. Поехали в клинику, тебя там поставят на ноги, и постараемся начать все с чистого листа. — Примирительно произнесла мать.

После таких известий Настя снова сникла.

— Хорошо, поехали. — Дала свое согласие она. — Только если мне там не понравится, я уйду.

— Как скажешь. — Закивала Полина Анатольевна, радуясь, что хоть в чем-то ее Настенька уступила.

Психотерапевт, грузная женщина средних лет в белоснежном халате, испытывающим взглядом смотрела на своих новых клиентов из-под стекол толстых очков. Беседа длилась уже полчаса, а уяснить суть проблемы ей никак не удавалось. Самая большая загвоздка была в матери девушки, неосознанно пытавшейся свести счеты с жизнью. Настя за все время беседы не произнесла ни единого слова. Она отстраненно сидела в глубоком кресле и пыталась дремать. Ей было совершенно все равно, что говорит мать.

— Я заплачу Вам намного больше, если Вы сможете стереть из памяти моей девочки этого проклятого Антона! — возводя руки к небу, умоляла Полина Анатольевна.

— Мне понятен Ваш запрос, мамочка. — Немного презрительно качнула головой психотерапевт. — Но я не могу его выполнить. Здесь не работают волшебники, которые взмахом своей расчудесной палочки могут исправить прошлое клиента.

— А что Вы тогда можете за такие деньги?! — взвилась Полина Анатольевна.

— Мы помогаем клиентам пережить стресс, и многие из них потом ведут счастливую жизнь. Только «счастливую» именно в их понимании. Я могу попытаться поработать с вашей девочкой лишь с ее согласия. И помочь ей выбраться из кризиса тоже могу. Но если воспоминания об этом молодом человеке имеют для нее важность, они должны оставаться с ней.

Настя перестала дремать в своем кресле и широко открыла глаза. Впервые в жизни она услышала, что ее чувства имеют важность.

— Я даже не знаю… — Нахмурилась Полина Анатольевна. — А что, если после Вашей так называемой терапии Настя снова начнет делать глупости?



Юлия Бузакина

Отредактировано: 11.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться