Я здесь

Размер шрифта: - +

Я здесь

Я совершил ошибку. Теперь я это понимаю, но время назад уже не отмотать. Знать бы заранее, чем все закончится…

Контракт казался очень выгодным, вот я и повелся. Такому парню, как я, без образования, без цели в жизни – то, что надо. Как сказала бы моя матушка: «Ножки потянул, размялся, на другой бок повернулся и спи отдыхай!»

Нет, серьезно. Над этим контрактом не иначе как психологи поработали, чтобы заманивать таких лопухов, как я. Судите сами! Искали молодых людей для несложной работы по терраформированию планеты для последующей колонизации. Единственное условие – кандидаты должны быть одиноки и готовы к тому, что на Землю вернутся четыре десятка лет спустя. Ну, здесь я идеально подходил. Матушка, единственная моя родственница, умерла в прошлом году, и остался я один — одинёшенек, как перекати-поле. Про образование-то я погорячился, все-таки какой-никакой техникум закончил – электрик я, хотя и неумелый. По специальности никогда не работал. Да это и неважно, ребята на собеседовании сказали, что можно совсем без образования. Вся работа – на кнопочки в определенном порядке нажимать, да вести журнал наблюдений.

Да, журнал… Будь он неладен…

И вот, собеседование я прошел на ура. Пригласили на следующий день для подписания контракта. Напротив меня трое уселись, в костюмчиках. Важные, как пингвины. Один, юрист, наверное, все мне в пункты контракта тыкал и разъяснить пытался. Я понял только, что пробуду на Зеленке (планету так между собой все называли – Зеленка, а официально она была Мистерия, о как) сорок лет, но в состоянии бодрствования только год в общей сложности. У меня с моим напарником будут смены: просыпаемся на десять дней, аппаратуру проверяем, все, что нужно делаем, ведем дневник, а потом опять на боковую. Скучновато, конечно, будет на этих одиноких вахтах, но не страшно, я привык к одиночеству. А платить, зато, обещают так, словно я все эти сорок лет пахал от звонка до звонка.

- А фильмотека там будет? – обратился я к юристу. Вот, что меня действительно интересовало. Тот завис, очечки поправил. Пижон. Кто в наше время очки носит, когда операция по коррекции зрения занимает пять минут? Хочет умным показаться? Знаем мы таких умных!

- Будет! – ответил за него другой парень. Он все это время как-то нервно карандаш крутил и посматривал на меня исподлобья. – Обширная фильмотека. Так вам все понятно? Вы готовы подписать контракт?

Дальше события быстро закрутились. На следующий день познакомили меня с напарником – угрюмый, неразговорчивый мужик. Представился Боксом, вряд ли это его настоящее имя. Я позже узнал, что он только из тюрьмы вышел, долго работу найти не мог.

Бокс мрачно посмотрел на меня и ухмыльнулся. Я даже обрадовался в этот момент, что мы с ним видеть друг друга будем только на экране монитора, когда видеожурнал просматривать станем. Лучше подальше от таких напарников держаться. Да…

Журнал… Вот не хочу вспоминать, а само в голову лезет. Специально ведь решил записать это, чтобы отвлечься. Как бы завещание, наверное…

Сначала все шло отлично. Провели нам краткий курс – проще простого, как и обещали. Уже через месяц мы очутились на орбите Зеленки, а дальше беспилотник опустил нас на планету, туда, где уже все к нашему прибытию было готово. Строители, техники, инженеры как раз свою смену закончили и покинули планету, оставив ее в полном нашем распоряжении.

- Мы с тобой прямо как Адам и Ева, — хохотнул Бокс. В тот момент мне стало очень интересно, насколько плотно анабиозная капсула закрывается…

Сама установка по терраформированию занимала несколько гектаров, растянулась, распласталась на поверхности, черная, мрачная. Сразу видно – инородное тело. Прости планетка, надо тебя немного изуродовать, чтобы сделать пригодной для человеческих организмов.

А мы в бункере будем находиться все это время. Застанем рассвет новой жизни. Вот как. Я даже романтиком себя ощутил на секунду.

Бункер — по сути железная бочка, врытая в землю. Вверху шлюз, где скафандры хранятся, но едва ли он понадобится. Зачем бы мне приспичило на поверхность выбираться? Нам обещали, что система терраформирования более чем надежна, сама себя чинит, за ней только наблюдать надо. Так что буду сидеть внутри.

Из шлюза вниз ведет железная лесенка, семь ступеней – и ты в круглом зале. Комнат здесь нет, если не считать за комнату анабиозный отсек, но он еще ниже находится, туда можно попасть через люк в полу.

Основной объем центральной части занимал пульт. Здесь все знакомо, точно так выглядело, как на курсах подготовки. Даже кнопочки тех же цветов. Тут я себя какой-то цирковой обезьянкой ощутил. Но что уж обижаться, сам подписался.

Кроме пульта максимум удобств: койка, шкаф, в нише – душ с туалетом. Кухни нет – вся еда в саморазогревающихся брикетах. Воду синтезирует та же система, что атмосферу Зеленки сейчас изменяет, и она прямиком поступает в цистерны над бункером. Во всяком случае, в воде точно недостатка не будет.

Ну вот и все – мое пристанище на сорок лет. Если учесть, что большую часть этого времени я проведу во сне, то не так уж и плохо. А потом получу свои денежки и остаток жизни буду валяться на пляже. Удачно все устроилось.

Мы с Боксом перекусили. Хорошо, что я в еде непритязательный, потому что эту пакость каждый день есть – не любой осилит.

Потом мы монетку кинули – кому первому дежурить. Вышло, что напарнику моему, а я могу в анабиоз ложиться.

Что я и собирался сделать, не откладывая в долгий ящик. А Бокс на койке растянулся, тоже сильно напрягаться не собирается, как я понял.

- Ты про журнал не забывай, — напомнил я. – А то оштрафуют ведь.

В журнале во время дежурства мы должны были зафиксировать изменения климата, почвы, вот этого всего. Отметить случаи поломок установки, и насколько процентов ей удалось их устранить. Скучные всякие, но несложные вещи – открывай директ и сохраняй напрямую.



Anna Platunova

Отредактировано: 14.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language:
Interface language: