Я знаю её боль

Размер шрифта: - +

Глава 2

***

-Марии Алексеевне срочно требуется переливание эритроцитарных масс, её группа крови – четвертая отрицательная – весьма редкая, поэтому я попрошу кого-нибудь из родственников стать донором. – Произнес лечащий врач Маши, оглядывая семью Ждановых.

-Доктор, дело в том, что у нас ни у кого нет такой группы крови. – Медленно, с опаской, произнес Алексей Петрович, отец Маши.

-Она ваша дочь? – Намек был понят, но эту тему в семье Ждановых не поднимали.

-Нет. Мы удочерили Машу, когда ей было три месяца. – Ответила Антонина Егоровна.

-Извините, я случайно подслушала ваш разговор, вам нужна четвертая отрицательная? – К компании Ждановых и доктора подошла красивая женщина, сильно похожая на саму Машу. Те же волосы, такие же глаза. Алексей и Антонина переглянулись.

-Да. – Встрял Антон, от шока ещё не пришедший в себя.

-Я могу помочь. У меня такая же группа. – Слабой грустно улыбкой произнесла незнакомка. Доктор, не мешкая отправил её на сдачу анализов.

-Спасибо. – Крикнула в ответ Антонина Егоровна.

-Разве такое возможно? – Тихо спросил Алексей у своей жены.

-Похоже, что да. Ты сам видишь сумасшедшее сходство и даже группу крови. – Прошептала Антонина, до сих не понимая всю суть происходящего.

Что же это такое? Они только что видели биологическую мать Маши? Ту женщину, которая семнадцать лет назад отказалась от одной из двух новорожденных девочек? Она выглядит слишком богатой. Эти кольца на руках, серьги в ушах, дорогой, ухоженный вид. Хотя причина, которая числилась в отказной на ребёнка была до смешного идиотской «финансовое положение – бедность».

Антонина бы высказала всё, что она думает об этой женщине, да только именно она могла спасти ЕЁ дочь. Маша узнает всю правду чуть позже, когда договор с Антоном будет расторгнут.

Да уж, не весело было семье Ждановых, когда восемнадцатилетний Антон заявил, что любит Машу не как сестру. И он сделает всё, что девочка полюбила и его тоже. Что в принципе он и делал все те годы, с тех пор как Маша появилась в доме Ждановых. Пойти против сына, было равносильно самоубийству. Он мог в любую секунду рассказать Маше о том, что она приёмная. Условия, которыми огорошил Антон своих родителей, были просто космическими. Не подпускать к Маше никаких парней до её совершеннолетия. Или до тех пор, как он не влюбит девочку в себя. После Машиного пятнадцатого дня рождения, Антону было тяжело находиться рядом с «сестрой» бок о бок. Он уже иногда жил на съемной квартире, но когда увидел Машу, выходящую из душа в одном полотенце, бедное сердце парня, едва не перегорело. Маша часто спрашивала о первой любви старшего брата, но получала отворот-поворот. Да и как признаешься «сестре», что именно она пленила сердце якобы старшего брата?! Здесь надо подходить с умом. Правда, Антон ещё не понял, что всё испортил с самого начала.



Anna Ritter

Отредактировано: 02.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться