Я знаю её боль

Размер шрифта: - +

Глава 7

Мы отошли с Верой к подоконнику и расставили на нем свои сумки. Я с минуту сверлила её многозначительным взглядом, пока та, наконец, не раскололась.

-Ты перевелась в нашу школу после того, как выиграла олимпиаду по русскому языку. Пришла в десятом классе. Едва ли не в первый день произвела незабываемое впечатление. Самая красивая, самая яркая, веселая и умная. – Вера с грустью в голосе восхищалась Никой. – Тебя боготворили, с тобой мечтали дружить! Девчонки в большинстве хотели подружиться из-за высокого внимания парней в твою сторону. С тобой хотели встречаться и тогдашние одиннадцатиклассники. Но ты всем вежливо, тактично отказывала. Никто не обижался. Все понимали, что такой девушке как ты нужен самый крутой парень. И он был.

Тут как-то запнулось сердце Вероники, будто что-то почувствовало.

-И кто же это?

-Филипп Покровский. – Как приговор, произнесла Вера.

-Это случайно не сын Покровского, который возглавляет корпорацию «Покровский»? – Уточнила я.

Антон как-то с год назад хотел заключить с ним контракт на постоянной основе, но родители, да и некоторые юристы отговорили его. Это была верхушка власти, в которую лучше не лезть. Если что-то пошло бы не так, Покровский не оставил от фирмы Антона и мокрого места. Эта корпорация с мировым уровнем – простым смертным недоступна.

-Ты это помнишь? – Оживилась Вера и тут я поняла, что прокололась.

-Когда в больнице лежала, новости про них видела. – Отмахнулась я. Фух.

Вера снова расстроилась.

-И что дальше?

-А дальше Филипп стал твоей незримой тенью. Он не давал никаких знаков внимания, но как только к тебе кто-то хотел подойти, то сразу же получал отворот поворот. Где-то, через месяц ты поняла, что именно Покровский не дает тебе нормально общаться с другими ребятами. Пожалуй, ты единственная, кто его не боялся. А он страшный человек. Фила одновременно боготворили и боялись. Любое его слово – закон. Осмелившийся его нарушить становился изгоем. Но не ты. Ты столько раз отклоняла его ухаживания и далеко не призрачные намеки! Потом за полтора месяца до новогоднего бала вы начали встречаться. Я издалека наблюдала за вами. Филипп одаривал тебя невероятными подарками, каждый раз приезжал с тобой в школу и провожал. Стал сидеть с тобой на всех уроках. Никому не позволял к тебе подойти. Казалось, что тебя душила такая опека. А на твой день рождения, 15 декабря, устроил просто грандиозное шоу с признание в любви.

Настырный парень. Что тут скажешь? Но неужели из-за его внимания к Нике, против неё ополчился весь класс? С учетом того, что Вера сказала, что Филипп защищал Нику. Да бред какой-то.

-Ничего не понимаю. Если Покровский так защищал Н….меня, то почему сейчас меня едва ли не убить пытаются? Неужели они не бояться, что придёт Филипп и уничтожит любого, кто меня обидит? – Воскликнула я.

-Инициатором твоих бед стал именно Фил. – Убийственно произнесла Вера. Я на секунду забыла, как дышать. Легкие будто сжались.

-Что? – Прошептала я, опираясь на подоконник.

-Ты стала изгоем из-за него. Покровский приказал всем издеваться над тобой.

-Почему? За что?

-Ты оскорбила его в день его рождения. Все было вроде бы нормально. Вы встречались, все об этом знали. Вас признали королем и королевой бала, и вы с гордостью носили этот почетный титул. Однако Фил держал тебя в ежовых рукавицах. В апреле месяце приставил к тебе охрану! Был грандиозный скандал в школе. Вы выясняли отношения в закрытом кабинете, Филипп никого туда не пускал. Были крики, ругань, ты швырялась в него книгами, била горшки с цветами. Фактически истерила.

Да быть того не может! Не поверю, чтобы Ника так сумасбродно себя вела.

-Из-за чего произошла такая ссора?

-Ты пошла с кем-то гулять на выходных, Филу сказала, что приболела и сидишь дома. Он хотел к тебе приехать,  но ты отказалась. Но Покровский же не дурак. Тогда ты ещё не знала о том, что за тобой следят. Пошла гулять с какими-то друзьями не из школы, а когда заметила у кафе злого Покровского, сбежала от него и его охраны. В тот понедельник вы крупно поссорились, но даже после этого он тебя не отпустил.

Вместо Веры я вдруг увидела ту страшную сцену, где Ника рвет и мечет. Она плакала. Сильно плакала.

-Отпусти меня! – Кричала Ника, в кровь, разбивая костяшки пальцев. К ней стремглав ломанулся высокий, в меру мускулистый парень с медными волосами. Мне казалось, он одержим Никой. Его взгляд, походка, поведение, многое говорило о том, что он её не оставит.

-Ни за что! Ты моя! Как только ты переступила порог этого лицея, ты стала моей! С тех пор, как мы встретились тогда, на китайском рынке ты подписала приговор. Я всё лето искал тебя по всему городу! И теперь, когда ты в моих руках, я никуда тебя не отпущу!

-Ника, ты слышишь меня? – Из такого странного ведения меня выдернул голос Веры.

-Извини, задумалась. Что…что дальше случилось? Ты говорила, что я оскорбила его в день рождения.

Вера потупила взгляд.

-Говори. – Настаивала я.



Anna Ritter

Отредактировано: 02.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться