Я знаю её боль

Размер шрифта: - +

Глава 11

Я едва не подавилась воздухом, когда вспомнила, что перестала дышать. Покровский хотел было приблизиться, но я снова попятилась назад.

-Сколько раз я должна повторить, чтобы до тебя, наконец, дошло, что я не была на китайском рынке?! – Раздраженно спросила я, понимая, что мне страшно. И боюсь я не Филиппа, а того, что он видит перемену между мной и Никой.

Понимая, что я не могу сдерживаться, я решила выйти из кабинета. Ну её, эту историю!

-Я не разрешал уходить! – Рявкнул Покровский, снова хватая меня за руку.

-Да ты меня заколебал!

Я разозлилась в край. Перехватив Филиппа за запястье, я просто вывернула его руку ему за спину.

-Хватит меня доставать! Нет больше «твоей» Ники, всё, считай, что умерла в аварии! А меня не тронь, иначе я тебя убью! – В моём голосе было столько ненависти, что она будто разъедала мне кости, глаза и отравляла кровь. И что самое ужасное, ненависть эта была направлена не на Покровского, а на себя.

Отпустив Филиппа, я вышла из кабинета. Только спустя непродолжительное время заметила, что не одна. Где-то в отдалении стояла Вера. Стояла как побитый котёнок. Смотрела куда угодно, но только не на меня.

А я ненавидела себя за то, что по моей вине Нику едва ли не до смерти замучил Филипп Покровский. Если бы только я не въехала в него на велосипеде…. Лучше бы руки-ноги переломала, но не позволила себе с ним познакомиться.

Остановившись у окна в коридоре, я бросила свою сумку на подоконник. Вера медленно приближалась ко мне, но к тому времени, когда она подошла вплотную, я немного остыла.

-Можно спросить? – Произнесла она, нервно теребя в руках край пиджака.

-Валяй. – Бросила я, вытаскивая из сумки бутылку с водой. В горле царила настоящая пустыня.

-Ты ведь не Вероника Давыдова? – Как только я сделала первый глоток, на этом вопросе я тут же подавилась и выплюнула в воздух всю воду.

-Что?! – Выдохнула я, в попытках прокашляться.

-Я очень хотела верить, что твоё изменение в повадках, словах, действиях, всего лишь последствия перенесённой травмы. Что именно амнезия изменила тебя до такой степени. Однако чем больше я смотрю на тебя нынешнюю и вспоминаю ту Нику, до аварии, я могу со стопроцентной уверенностью сказать, что это два абсолютно разных человека. – Вера не старалась уличить меня во лжи. Она не давила, просто объясняя свою точку зрения. – Так кто ты, если не Вероника? – Тут Вера посмотрела на меня в упор. В этот момент мне так сильно захотелось стать собой, стать Машей Ждановой, обычной семнадцатилетней девушкой со своими школьными проблемами. И я позорно разревелась прямо перед обалдевшей Калиновой.

-Ну, ты чего?! Такая сильная, боевая девчонка, которая поставила на место монстра по имени Филипп Покровский, сейчас рыдает?! – Вера подошла ко мне и крепко обняла. Она даже не знала, кого именно обнимает, но всё равно подошла, не побоялась.

-Ты вряд ли мне поверишь, если я расскажу всю правду.

-Просто расскажи, а я уж сама решу. – Прозвенел звонок на урок, мы с Верой спрятались в столовой.

-Меня зовут Маша Жданова, и я сестра-близнец Вероники. – С этого я начала свой долгий рассказ об истории воссоединения сестёр-близняшек. Вера сидела с абсолютно спокойным лицом. Даже бровью не повела, когда я сказала, что мы поменялись с Никой не только жизнями, но и телами.

-Получается, что твоё настоящее тело сейчас находится в больнице, в коме? – Уточнила Калинова с холодностью патологоанатома.

-Да. Сейчас я в теле Ники. – Ну, вот и самый важный момент. – Когда сердце Вероники остановится, я умру. И очень надеюсь, что сама Ника очнется в моём теле. Живая и здоровая.

-Почему ты так решила?

-Я обязана сестре жизнью. Всю свою жизнь я получала всё, что хотела. У меня было беззаботное детство, отличное здоровье, которое я воспринимала как данность, друзья, школа. Меня любили и я любила. А что получила Ника? Искалеченную, сломанную жизнь, когда она изо дня в день боролась со смертью. Новый день мог стать для неё последним. Самое страшное, что именно из-за меня Покровский начала эту безжалостную охоту на Веронику! – Не выдержала я и треснула кулаком по мраморной столешнице.

-О чем ты?

-Это не Вероника встретилась с Филиппом на китайском рынке, а я. Я влетела в него на велосипеде, когда потеряла управление. Правда, сначала я его и не узнала, только когда напомнил, что я снова веду себя также как и в нашу первую встречу. Вер! Ты понимаешь, что если бы я не него не налетела, Ника не стала бы жертвой этого тирана! – Воскликнула я, глотая воду, чтобы успокоиться.

-Это ещё не показатель. Фил, как только увидел Нику, сразу влюбился в неё. Да, возможно оттого, что вы похожи, но встречался же он с ней после того, как узнал?

-Ты сама мне говорила, что ему больше нравилась «та Ника, с которой он познакомился летом»?! Разве нет?

-Говорила. – Задумчиво произнесла Калинова. – Что же это получается, Покровский делал из Ники тебя?

-Откуда я знаю? – Я пожала плечами. – Мне не хочется думать о том, что Ника стала жертвой моего сумасбродства.



Anna Ritter

Отредактировано: 02.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться