Я знаю её боль

Размер шрифта: - +

Глава 13

Мы с Верой задерживаться тоже не стали. Единственное, что я заметила, когда уходила, что на Веронике отсутствовала её цепочка, которую я сняла с себя, когда очнулась в её теле. Однако сейчас её не было, что казалось мне весьма странным.

«Ладно, решу эту проблему чуть позже, возможно, я зря переживаю, наверняка затерялась под подушку, когда Веронику протирали или меняли постельное белье». – Так я подумала тогда и вышла с Верой из палаты.

-И куда мы пойдем? – Спросила Калинова, когда мы наконец-то покинули стены больницы.

-Я хочу повидаться с Мартой и Кузей. – И посмотрев на часы, что висели у меня на запястье, продолжила: - У них как раз закончились курсовые занятия.

Вера с сомнением на меня посмотрела, закусила губу и глубоко вздохнула.

-Что ты им скажешь? Тоже представишься Вероникой Давыдовой? – Спросила подруга, когда мы шли на остановку. Здесь всего 4 квартала проехать и мы на месте.

-Нет. Они меня вмиг раскусят. Едва ли не по запаху распознают. – Выдохнула я, отрицательно покачав головой.

В салоне автобуса мы с Верой решали, как подойти к этой, довольно фантастической теме и рассказать моим друзьям о произошедшем. Нормальный человек, в здравом уме, ни за что не поверит в подобную бредятину.

-Маш, мы приехали. – Голос Веры звучал как-то глухо, будто я слышу его из-под воды.

Сначала я даже встрепенулась. Меня уже слишком давно не называли моим именем. Я соскучилась. Приятно осознавать, что хоть кто-то будет знать, что я настоящая ушла из этого мира.

-Вер? – Когда мы вышли из автобуса, я потянула Калинову за рукав пиджака.

-Да?

-Я могу попросить тебя об одолжении? – С надеждой посмотрев девушке в глаза, моё сердце (или не моё) забилось в тревожном ритме.

-Конечно, о чем речь?!

-Как я уже говорила, сердце Вероники слабое. Мне уже сейчас становиться иногда тяжело. После физических упражнений я долго прихожу в себя. Я точно знаю, что недолго мне осталось. Чувствую, как за спиной стоит смерть, поэтому знаю, что умру. Скоро. – Вера хотела что-то сказать, но я жестом попросила меня дослушать. – Подожди спорить. – Раздраженно махнула головой. – Я хотела тебя попросить после похорон поставить свечу за упокой моей души, а не Вероники. Она будет жить в моем теле, живая, здоровая и очень надеюсь, что счастливая. А вот мне хотелось бы упокоиться с миром. Так как на похоронах явно будет речь о Нике, я не хочу уйти незаметно. Если тебе не сложно, помолись за меня, пожалуйста. – Горечь затопила меня с головой. Я едва сдерживалась, чтобы не заплакать. Никогда бы не подумала, что произнесу настолько страшные слова в свой же адрес. Я добровольно отдаю свою жизнь своей сестрёнке. И знаете, нисколько не жалею. – Можешь считать это моей последней волей.

-Конечно. – Если я умудрилась сдержаться, то Вера уже вовсю рыдала. Её красные от слёз глаза, были похожи на красный свет светофора.

-Попроси об этом и Марту с Кузей, сейчас я больше не смогу произнести это вслух. Даже под дулом пистолета.

-Маша. – Вера уткнулась мне в плечо и дико рыдала. Она чувствовала мою боль как свою.

Я уйду. Но на земле останутся люди, которые будут знать, что Маши Ждановой больше нет. И никогда не будет.

Когда мы подошли к воротам моей школы, я в ступоре остановилась. Готова я это здесь? Не уверена, но надо.

Вдох-выдох, вдох и снова выдох. Надо собраться. Я напялила на лицо солнцезащитные очки, которые мне одолжила Вера. Всё же пугать всех своих одноклассников, учителей и знакомых у меня в планах нет.

-Вот они! – Шепнула я, выглядывая из-за ворот. Надо дождаться, когда они выйдут на аллею перед школой.

На лицах друзей я увидела тени. Тени скорби, будто я уже умерла. Кузя что-то вещал, но не так громко, как раньше и меньше жестикулировал. Марта шла как неживая. Неаккуратный хвост, мятая блузка и полное отсутствие макияжа, что для неё совершенно не свойственно.

Вот ребята выходят за территорию и оба идут в нашу с Верой сторону. Я отхожу в середину аллеи и с громким выдохом снимаю очки с глаз. Смотрю на друзей внимательно. Гул сердца отдаются в ушах. Пока меня не замечает Марта, которая понимает грустный взгляд на меня. Она резко останавливается, мне даже кажется, что она перестала дышать.

-Эй, ты чего зависла? – Раздается вопрос от Кузи. Он провел перед лицом подруги ладонью, но это движение не возымело никакого эффекта. Кузя переводит взгляд в мою сторону и резко затыкается. Он то открывает рот, то закрывает, как рыба на суше.

Я не смогла сдержать эмоций. На щеках вдруг почувствовала холод слез.

-Этого не может быть. – Одними губами прошептала подруга. Марта подошла ближе, вглядываясь в мое лицо. Вернее, в лицо Вероники. – Значит, Антон не врал, когда сказал, что нашлась родная сестра Маши. – Вот чего-чего, а такого заявления от подруги я точно не ожидала!

-Ты Вероника? – Спросил Кузя, подходя ко мне.

-Мне надо кое-что вам рассказать. Помните, как в восьмом классе мы разыграли учителя по физике, подложив в тетради эротические картинки? А на моем пятнадцатом дне рождении взорвали баллон с газировкой, который был под давлением? Помните, как отмывали весь зал от неё? – Я одновременно и плакала и смеялась, вспоминая это моменты нашей дружбы. Ребята смотрели на меня в немом ужасе. А я продолжала. Продолжала добивать. – Марта, помнишь, как я рассказала тебе о том, что мне нравится один взрослый парень? Помнишь? Знаешь, кто это? Это мой брат, который и братом-то мне не является на самом деле! Я столько лет была влюблена в своего брата и сходила от этих чувств с ума! А совсем недавно Антон рассказал мне, что я была его первой любовь. Правда, он сказал мне это, думая, что я Вероника. – Я перевела взгляд на Кузю, который был бледный как поганка. – Помнишь, у тебя пропали кроссовки в прошлом году? Это мы с Мартой их спёрли. А отдать побоялись, ведь ты был чертовски зол и обещал жесткую расправу над теми, кто их украл.



Anna Ritter

Отредактировано: 02.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться