Я знаю, где умирают бабочки

Глава 5

Нита была в таком ужасном подавленном состоянии, что уже несколько дней ничего не ела. Она не могла вести следствие, так как её отстранили от дела. И это ещё больше отдаляло её от пропавшей дочери. Но Браски, приезжал к ней каждый вечер и пытался влить в неё хотя бы стакан кофе.

Женщина была убита горем. В основном, она сидела в детской комнате, завернувшись в маленькое одеялко и плакала. А когда слёзы высыхали, она начинала выть так, как воют раненые звери.

Сильная духом и телом, одна из лучших детективов штата, превратилась в неразумное существо. И если бы не её напарник, она бы вскоре умерла от голода и отчаяния.

Маленькая надежда размером с пламя крохотной свечи угасало с каждым днём.

Уже всем было известно о новом серийном маньяке, который убивал маленьких девочек. И то, что Элайза до сих пор могла быть в живых, верилось всё меньше и меньше.

Это был очередной вечер, когда детектив Браски, возвращался после смены в квартиру Ниты и почему-то решил по дороге, заехать в другой кафетерий. Это означало, что придётся сделать большой крюк через пригород и потратить на дорогу, как минимум час. Но, что-то словно отдаляло его от встречи с напарницей. Браски устал, видеть её в таком состоянии. Это в прямом смысле сводило его с ума. Он не мог сосредоточиться на работе, шеф постоянно придирался к его ошибкам, да и дома в семье, это никого не радовало. А самое страшное то, что дело не двигалось с мёртвой точки. Поэтому, он резко вывернул руль вправо и свернул на восемьдесят шестое шоссе.

Дорога шла вдоль кромки леса, который уже почернел в опустившихся сумерках.

Браски включил фары. Дорога тянулась бесконечно. С одной стороны поля, с другой тёмный лес и внезапно на дорогу выскакивает, что-то непонятное.

Мужчина выкручивает руль в последнюю секунду, спасая ситуацию, себя и того, что на дороге. Резкий тормоз и он ударяется лбом о руль.

Секундная потеря контроля над ситуацией, но Браски быстро взял себя в руки и выскочив из машины, подбежал к светлому пятну на дороге.

- Господи милостивый! - воскликнул в Браски, падая на колени перед телом девушки. - Лизи, ты меня слышишь?

Глаза были закрыты, дыхание слабым, а само тело казалось, пережило что-то страшное.

- Лизи, пожалуйста, очнись!

Детектив аккуратно поднял девушку на руки, поднёс к машине и положил на заднее сиденье.

- Теперь, всё будет хорошо. - сказал он, сел за руль и вдавил педаль газа в пол.

***

Нита, лежала около детской кроватки в полудреме, когда зазвонил стационарный телефон. Он так звонил уже много дней, но она не подходила к нему и не снимала трубку. Ей не хотелось сейчас слышать о том, что все сочувствуют и переживают. Что хотели бы помочь, но это не в их силах. Зачем эти пустые слова?

Но сегодня, телефон как будто звонил по-другому. Словно, он звал её.

Едва разгибая затекшие ноги, Нита встала с пола и всё также держась за маленькое одеялко, неуклюже прошла на кухню.

- Да. - едва слышно произнесла она в жёлтый пластик.

- Нита, слава Богу ты взяла трубку! Я нашёл Лизи! Я нашёл твою сестрёнку! - голос детектива Браски срывался и в какие-то моменты переходил в глухие рыдания.

Девушка с телефонной трубкой в руке сползла по стенке, пытаясь совладать с истерикой, которая нахлынула на неё.

- Нита, она жива, слышишь? Мы в больнице Святой Вероники. Нита, ты слышишь меня?

Последние слова детектива Браски, услышала лишь пустая кухня.

Нита даже не переодеваясь, сжимая в руках одеялко, уже бежала по ступенькам вниз, к своему автомобилю.

Недельная голодовка, нервный срыв и сумасшествие не смогли бы её остановить.

Спустя двадцать пять минут, детектив ворвалась в приёмный покой больницы Святой Вероники, и безумно вращая впалыми глазами, принялась искать напарника.

- Нита, я здесь! - услышала она до боли знакомый голос и развернулась на кричащего.

- Где она, Браски?

- С ней всё будет хорошо, она сейчас в палате, там врачи. Они её обследуют и всё нам расскажут, но чуть позже.

- А, где Элайза? Моя дочка была с ней?

- Тебе нужно присесть.

- Нет! - закричала девушка и начала вырываться. - Где моя дочка?

Крики становились всё более истеричными.

На помощь поспешил медперсонал, который незамедлительно сделал укол успокоительного детективу и вместе с Браски уложили её на одну из коек.

Несмотря на всю слабость, истощённый организм, и успокоительное, Нита так и не смогла уснуть. Истерика остановилась, и женщина, просто немного смогла успокоится.

- Где она, Браски, я хочу, видеть ее.

- Она в соседней палате, и врачи в ближайшие пару часов не пускают к ней.

- Я хочу, увидеть её, пожалуйста, она наверняка знает, где Элайза.

- Она... - детектив Браски замялся. - Она сейчас ничего не сможет сказать.

- Почему? - слабо, сквозь лекарство прошептала Нита. - Он что-то с ней сделал?

Детектив стоящий около больничной койки, с силой сжал стакан и тонкие кофейные струйки побежали по его пальцам.

Нита приподнялась и схватила за галстук своего напарника.

- Если ты сейчас же не отведёшь меня в её палату, то к делу маньяка с бабочками, припишут ещё одно убийство!

Нита была настолько серьёзно настроена, что Браски пришлось ей уступить.

Он, аккуратно приобняв, поднял напарницу, и они медленно двинулись к палате Лизи.

То, что открылось глазам отчаявшейся сестры, было похоже на отрывок из фильма ужасов.

Голова девушки была забинтована. В нескольких местах виднелись пятна подсохшей крови. На горле тонкий порез с несколькими грубыми швами.

Ногти на руках были содраны почти до костей. Всё остальное скрывало больничное покрывало.

- О, Лизи! Моя маленькая сестрёнка, что он с тобою сделал? - бросилась к кровати Нита, но девушка никак не отреагировала и не открыла глаз.

- Вам сейчас сюда нельзя! - появился в дверях доктор. - Приёмные часы с трёх до семи.



Катерина Попова (Калиткина)

Отредактировано: 12.07.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться