Яблочные дни. Линдвормы и вороны

Размер шрифта: - +

Глава 24

Эскарлота

Айруэла

1

Среди башенок книг канцлера Эскарлоты не оказалось. В поисках Мигеля ви Ита Гарсиласо ещё раз обошел вокруг массивного стола красного дерева. Даже у резных ножек — львиных лап — лежали внушительные фолио, кое-какие открывали пасти со страницами, некоторые были заложены во многих местах чёрными лентами. Гарсиласо провёл пальцем по перламутровой полосе на краю столешницы. На кончике пальца осталось чёрное пятно, чернила тут же проникли под ноготь. Гарсиласо нравились руки Донмигеля, как он называл канцлера с малолетства. У этих рук были быстрые, ловкие пальцы, они ловко уклонялись от предписанных на наряды правил и часто не знали перчаток, к тому же, с них почти не сходили чернильные пятна. Всё говорило о том, что канцлер оставил работу совсем недавно, даже горстка разноцветных леденцов так и лежала, тая на солнце. Но где же хозяин кабинета? Гарсиласо прогулялся по витиеватому узору сотканного в Апаресиде имбирами ковра. От петляний по хитросплетённой золотой лозе закружилась голова, и он чуть не упал, натолкнувшись на преграду.

— Ваше высочество.

— Донмигель! — Отступив на шаг, Гарсиласо приосанился и заложил руки за спину. Так он видел только нарядные сапоги канцлера, выше колена, чёрная жёсткая кожа прошита по голенищу золотой нитью. Сапоги не для двора — для верховой езды. Донмигель уезжает?

— Принц Рекенья. Чем я могу служить вам?

— Донмигель, я так больше не хочу, с Райнеро вы таким не были.

— Ваше высочество недовольны? Позвольте узнать причину. — Донмигель покаянно нагнул голову. Со дня покушения на свою жизнь Гарсиласо виделся с ним всего три раза и все три раза Донмигель держался совсем не как «Донмигель». О нет, то был «Мигель ви Ита». Причины такой перемены Гарсиласо не понимал, ведь раньше они дружили. Но Донмигель также считался другом Райнеро…

— Недоволен. — Гарсиласо сдвинул брови. — Почему вы ведёте себя так?

— Прошу простить меня, если посрамил честь придворного неугодным поведением.

— Ну Донмигель! — Гарсиласо с досады топнул ногой. Ковёр заглушил его негодование.

— Как ваш некогда воспитатель, вынужден заметить, что ваше поведение несколько вольно для наследного принца. Извольте...

— Не изволю! Райнеро творил такое, что мог бы перевернуть мир, и никто не посмел бы ему воспротивиться!

— Как будет угодно моему принцу. Я буду вынужден откланяться.

— Стойте. — Гарсиласо сам испугался своей дерзости, но Донмигель и бровью не повёл. Куда это откланяться? И ради кого Донмигель сменил привычный чёрный плащ на кремовый, с золотыми шнурами и щегольской, покрытой чёрной эмалью и усеянной драгоценными камнями фибулой? — Не позволю.

— Что угодно вашему высочеству? — Донмигель держал руки перед собой, в них была кремовая же шляпа с чёрными и белыми перьями, за поясом вышитые золотом перчатки. Не знай его Гарсиласо, подумал бы, что Донмигель едет к даме. Но канцлер никогда не справлял свои личные дела так открыто, а весной и вовсе женился на сестре Сезара. От Гарсиласо что-то скрывали.

— Мне угодно Донмигеля. — Принц Рекенья решительно кивнул своим словам.

— Боюсь, я не знаю никого с таким именем.

— Отрекаетесь от своего имени? Уже отреклись! Вы... предали дружбу, доверие! — Гарсиласо отстранился от канцлера, пытался заглянуть в лицо, но тот так и стоял, верноподданнически показывая принцу макушку. — Признайтесь, вы сожалеете, что вам достался не тот принц! Сожалеете, что болт не попал в цель, так?! Или это вы и отдали приказ стрелять? Предав старшего принца, хотели убить и младшего? А следующим был бы отец? Но вам не занять эскарлотского престола! Престол Рекенья для Рекенья!

— Я служу дому Рекенья душой и телом.

— Лжёте! Вы отправили за Райнеро солдат, они найдут его и схватят, а потом отец убьёт его! Как я был глуп, когда поверил, что это он отдал приказ стрелять в меня!

Гарсиласо попятился к двери, на глаза навернулись слёзы. От страшной догадки перехватило дыхание. У канцлера на поясе висела боевая шпага.

Донмигель шагнул навстречу. Гарсиласо отшатнулся.

— Принц Рекенья, вы сказали...

— Прочь от меня. Я закричу стражу.

— Салисьо, подожди!

Гарсиласо зажмурился, руки канцлера крепко сжали его плечи.

— Салисьо. Ты же знаешь, от меня не должно быть секретов, иначе и я не буду тебе добрым другом. Урок усвоен?

Гарсиласо открыл глаза. Донмилель мягко улыбался.

— Вы знали, что я подслушивал?

— И подглядывал.

— Я случайно. — Гарсиласо вспыхнул. Интересно, о чём именно знает Донмигель... Об исповеди госпожи Дианы ему не может быть известно. Хотя это он отправил Гарсиласо к матери... — Вы нашли комнату ревнивой герцогини?



Фрэнсис Квирк

Отредактировано: 19.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться