Яд Венеры

Размер шрифта: - +

Часть 1. Скелеты в шкафу. Глава 5.4. Горячо и холодно

Пристально, с лёгкой улыбкой рассматривая девушку, Вилле закурил, опёршись на парапет. В соответствии с предложенной им пару дней назад игрой, Миа должна первой признаться в своих чувствах и он, по правде говоря, уже ни грамма не сомневался, что сейчас услышит долгожданное "хочу", за которым последует ночь бурной любви. Затем, возможно, и день... и следующая ночь и…

- Откуда ты знаешь, что я говорю по-фински? - спросила Миа, прервав захватывающие красочные грёзы мужчины.

Что-то пошло не так. Вилле слегка нахмурился, выдохнул дым и, внимательно глядя на неё, ответил:

- За неимением информации о тебе в Интернете, мне пришлось полагаться на собственные умозаключения.

- Как интересно, - она растянула губы в улыбке и игриво сощурила глаза. - И какие ещё умозаключения по поводу меня ты сделал?

"Сладенькая, что же делаешь со мной?.." - подумал Вилле, но, медленно выпустив дым через нос, продолжил отвечать на вопросы:

- Несмотря на твой обворожительный английский акцент, ты не чистокровная англичанка. Кроме финского языка, ты знаешь немецкий, а также, скорее всего, шведский и норвежский. Твоей любимой группой остаётся Unheilig, хотя они и прекратили своё существование…

Улыбка на лице Миа стала чуть шире - он ни в чём не ошибся.

- Твой родной отец проживал в Хельсинки, хотя сам был скандинав - швед или норвежец, - он увидел, как увеличиваются зрачки её прекрасных глаз. - Я больше склоняюсь к тому, что всё-таки он был норвежцем.

- Горячо. Всё очень горячо, - девушка, продолжая улыбаться, подошла к нему совсем близко. - Какие языки я знаю, ты догадался благодаря книгам в моём кабинете и журналам, найденным у меня дома в гостиной. О любимой группе догадался, скорее всего, схожим путём - по списку воспроизведения на музыкальных центрах в офисе и у меня дома. Об отце говоришь в прошедшем времени, потому что я, при нашей первой встрече в офисе, упомянула, что у меня есть отчим. Хотя, отчим ведь может быть и при живом отце. Но ты угадал - отец умер, когда мне было около семнадцати. А вот со стопроцентной точностью назвать место проживания и национальность моего отца - это поразительно. Мои аплодисменты. Как ты узнал?

- О том, что он жил в Хельсинки банально угадал. А вот предположение о национальности сделал по цвету твоих глаз. Они блестят серебром, словно водная гладь фьордов на зимнем норвежском солнце.

На мгновение Миа замерла и потеряла дар речи. Невероятно, но почти точно так же всегда говорил покойный отец, от которого девушка унаследовала необычайный насыщенный серый цвет радужки. Это совершенно невозможно. Неужели мужчина действительно настолько сильно её чувствует?..

- Мы ведь совсем не о том сейчас говорим, правда? - Вилле, не замечая перемены в настроении девушки, всматривался в её завораживающие холодные глаза пытаясь уловить хоть малую толику тех же чувств, охвативших сейчас его самого.

- Я не знаю, - несколько хрипловатым голосом произнесла она. Изящной ручкой, с короткими, накрашенными чёрным лаком ноготками, Миа взяла из его пальцев сигарету и, сделав затяжку, вернула обратно: - О чём бы нам стоило поговорить?

От её запаха, взгляда и медового голоса у мужчины голова шла кругом. Сейчас он готов был поклясться, что ни одна девушка не вызывала у него тех чувств, которые вызывала Миа. Бросив недокуренную сигарету в пепельницу на рядом стоящем столике, Вилле взял её за руки и тихо произнёс:

- Ты сводишь меня с ума.

- Я вижу, - Миа изобразила гримаску сочувствия. - И предупреждаю, что это не пойдёт тебе на пользу. Ты так проиграешь по всем фронтам.

- Мне больше не хочется ни во что с тобой играть, - он нежно обхватил ладонями её личико.

Миа несколько секунд смотрела в его потемневшие глаза, взвешивая все за и против и, наконец, сказала:

- Я положительно смотрю на то, чем ты сейчас хочешь заняться, - она накрыла его горячие руки своими. - Но есть некоторые условия, без соблюдения которых у нас ничего не получится…

- Ага, есть, - Вилле с усмешкой, ликуя от триумфа, не в силах больше сдерживаться, поцеловал манящие накрашенные тёмной помадой губы. Девушка на поцелуй не ответила. Отстранившись, мужчина вопросительно вскинул бровь.

- Всё будет происходить без поцелуев и с минимумом касаний. Было бы замечательно, вообще не пускать в ход руки. Я предпочитаю привязывать своих партнёров. Но удовольствие я гарантирую.

В этот момент серебристые глаза выражали невиданную до сих пор серьёзность.

Вилле будто окатило ледяной водой. Несколько резче, чем стоило, он отдёрнул руки, словно кожа её прекрасного лица начала обжигать. Мужчина не мог и не хотел верить в то, что Миа, девушка, которая в нём самом вызывает целый ураган разнообразных чувств и эмоций, сама по себе такая холодная и, чёрт подери, повёрнутая на каких-то извращениях.

- Ты сейчас прикалываешься надо мной? - спросил он, глядя ей в глаза.

Миа раздражённо поджала губы. Подобной реакции она никак не ожидала. Другие ведь безоговорочно соглашались на любые прихоти, лишь бы оказаться с ней в постели. Что же не так с Вилле?..

- Ты скрываешь какую-то душевную травму? Это кто-то из твоих бывших парней что-то с тобой сделал? - мужчину разрывали одновременно и злость на девушку и сумасшедшее влечение к ней. Может, и у него самого что-то не в порядке с головой?..



Helga Rendez

Отредактировано: 13.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться