Ядовитые узы, или Два зельевара - гремучая смесь

Размер шрифта: - +

Глава 21 Рин, или Еще немного о поцелуях

- Прости меня за то, что вломился в твой дом и разгромил шкаф, - я запустил руку в общую чашу и положил на блюдо Данари кубик ридгийского лукума.

- Прости меня за то, что общипала твой Корвиус флорий, - Дана проделала ту же нехитрую манипуляцию, теперь сладость присоединилась к горе на моей тарелке.

- Прости за то, что подменил заячью лапку с твоей двери на собачью.

- Что... что ты сделал? - Данари подавилась смехом.

Шел второй час после закрытия лавки. Мы сидели на кухне и вспоминали все повороты и столкновения в летописи былой войны. Боли они не причиняли - ее сполна перекрывали другие чувства. Мы словно извлекали на свет Солнца старые ненужные вещи - порой забавные или уродливые - и избавлялись от них.

- А теперь съешь, - я вложил полупрозрачный кубик между ее губ и залюбовался, пока фантазия подкидывала любопытные картинки того, чем можно заняться вместе помимо поедания мармелада. Поначалу эта мысль казалась чуть ли не кощунственной по отношению к девушке, сумевшей простить и принять такого, как я. Но Данари умело пресекла попытки возвести ее на пьедестал богини.

"Поцелуйте меня, лирон Вейден" - и это когда я готов был поклоняться той, что спасла мне жизнь. Вызов в глазах, смущенный румянец - все это выдавало живую женщину, такую близкую и... желающую меня. Нет, ее любовь не способна низвести чувства до меньшего, вместо этого она возвысила меня самого, вслед за собой.

Будто и не было долгих лет злобы на весь мир. Я поднялся над прошлым, оно более не имело надо мной власти. Я был жив и свободен, метания и бесконечный поиск больше не рвали меня на части, а устремились в благодатном русле - мы с Даной хотели разбогатеть и открыть самую большую благотворительную лавку для нуждающихся. А еще - найти антидот к яду мантикоры.

Как никогда я был уверен в своих силах. Я чувствовал, что они способны перевернуть землю, но стремились к созиданию, благодаря Данари. Наши души вибрировали на одной частоте и мгновенно улавливали перемены в настроении. Залечивали малейшее искажение одним своим присутствием и возвращали в состояние безмятежной гармонии. Два элемента, призванные всегда осязать и уравновешивать друг друга.

Впрочем, это я напишу годы спустя в мемуарах, если доживу до преклонных лет, а пока я усадил свою кошечку к себе на колени.



Екатерина Лоринова

Отредактировано: 25.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться