Ягайна

Размер шрифта: - +

23

А что делать? У каждого своя работа – кому-то бумажки перекладывать, кому-то в поле бороться со всякой нечестью, настырными богатырями и надоедливыми Ветрами.

Я влетела в приемную и увидела, как секундная стрелка добегает последний круг, завершая этот день, и без остановки начинает новый оборот. Часы начали бить полночь.

К моему удивлению, Эльвиды на месте не было – ее рабочее место у двери в кабинет Госпожи, как всегда содержащееся в идеальном порядке, пустовало. Что странно, вообще в приемной никого не было, хотя в любое время дня и ночи здесь обычно топтались толпы просителей, подчиненных и важных персон.

Я поспешно плюхнулась в одно из кресел для посетителей, стоявших здесь же, и приняла скучающий вид, якобы это не я только что на всех парах, запыхавшись, сюда примчалась, а сижу в ожидании уже как минимум пару часов.

Прошло несколько минут, но ни секретарь, ни кто-либо другой не появлялись, в коридоре было тоже тихо и пустынно – не слышалось ни шагов, ни разговоров. Я на цыпочках подошла к массивной двери в кабинет и постаралась прислушаться к тому, что происходит внутри – быть может, у Верховной какой-то важный гость, поэтому аудиенция со мной откладывается. Из-за двери не доносилось ни звука. То ли очень хорошая звукоизоляция, либо и там тоже никого нет. Да что происходит, в конце концов?

Я села обратно в кресло, чувствуя, как нарастает тревога внутри – расписание Госпожи очень жесткое и не терпит даже малейших отклонений от графика, а тут уже почти десять минут задержки!

Терпения хватило только на то, чтобы высидеть на месте еще две минуты, а потом я решилась на страшное – порыться в столе у Эльвиды – там может быть ответ на все происходящие странности. Ох, если она меня застукает, то простым проклятием отделаться не получится – или уши ослиные вырастут или пятачок вместо носа появится, а то и чего пострашнее злобное секретарище мне придумает.

На самом столе у перфекционистки и аккуратистки ведьмы одиноко стоял только небольшой горшок с комнатным растением. И я почему-то совершенно не удивилась, когда, приблизившись, увидела, что это – венерина мухоловка. Цветочек под стать своей хозяйке – сожрет и не подавится.

На всякий случай просканировав стол на предмет скрытых угроз в виде проклятия на голову или другую часть тела тому, кто не санкционированно захочет сунуть нос, куда не следует, я заглянула в верхний выдвижной ящичек в поисках ежедневника или календаря с записями, но, кроме образцового порядка, ничего не обнаружила. Там строго параллельно лежали два пера, канцелярские ножницы, стояла чернильница и расположились несколько скрепок да и те как будто выстроились на парад – в ряд и под линеечку. Защитных заклинаний тоже не было, что не удивительно, я бы тоже не стала рисковать накликать на себя недовольство грозной секретарши ради письменных принадлежностей. Если нечего воровать, то и защищать тоже нечего.

В следующем ящичке лежали зеркальце и помада – о, оказывается ничто человеческое нам не чуждо – а также маленький флакончик духов.

А вот в третьем нижнем ящике мне повезло – там лежал блокнот. Его страницы были исписаны мелким забористым почерком не чуждым каллиграфии и строго разделены на части – вверху дата, слева расписание, справа – важные дела и задачи, которые необходимо выполнить, внизу – резюме за прошедший день.

Я быстро пролистала блокнот до середины, где находилось сегодняшнее число. Там красными чернилами и большими буквами значилось:

«00:00 – Общий сбор. Выступление Госпожи и экспертов. Конференц-зал».

Епишкин самокат!

Кажется, если б я выбежала из приемной еще быстрее, за мной образовался бы вихрь. Я мчалась в другой конец здания, как будто за мной бежала стая волков, пес Цербер из преисподней и Нот с букетом и признаниями в любви наперевес – вместе взятые. Пудовая сумка развивалась за моей спиной, как шифоновый шарф, а длинная юбка так высоко летела над коленями, что мне позавидовали бы даже танцовщицы канкана в портовых забегаловках.

Где-то по дороге мне пришла мысль, что, зачем, собественно, я так тороплюсь, все равно ведь уже опоздала? И если раньше была хоть крохотная надежда, что этот мой прилет сюда обойдется без взбучки, то теперь стало совершенно ясно, что наказания мне не миновать. Но к концу этой здравой мысли я как раз уже добежала до входа в конференц-зал, так что менять скорость движения было уже поздно. Я замерла, прислушиваясь.

Взбудораженное сердце так колотило в грудную клетку, что я, как ни прижимала ухо к двери, не могла ничего услышать. На мгновение даже решила, что снова что-то перепутала и прибежала не туда. Но вдруг дверь приоткрылась, и из нее выскользнула юная ведьма, глянула на меня с удивлением и беспокойством, но тут же поспешила по своему делу. Я же, воспользовавшись моментом, просочилась внутрь.

Зал был полон. Все кресла, проходы и пространства у стен были заняты моими сидящими, стоящими и прислоняющимися коллегами. Даже перед трибуной на принесенных из других кабинетов стульях расположились ведьмы. Чтобы втиснуться между стоящими женщинами мне даже пришлось втянуть живот и щеки.

Из-за голов и причесок я глянула на сцену – там стоял стол, за которым сидела сама Госпожа с видом мрачным и сосредоточенным, за ее плечом орлом нависала Эльвида с папкой в руках, готовая ловить и записывать каждое слово начальницы. По левую руку от Верховной сидели несколько ведьм, знакомством с которыми я не могла похвастаться, а у самой трибуны стояла Хелья – начальница Крыла Оберегающих. Очевидно, именно она сейчас выступала с докладом.



Еленка Смитенко

Отредактировано: 05.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться