Ягуша. Тьма на ладони.

Размер шрифта: - +

Берегор. Глава 17.

Берегор. Глава 17.

Лорд Таир ван Норн

Сейчас уже можно признаться самому себе, что я, пожалуй, так и не верил до конца, будто это немыслимое чудо все-таки произойдет. Но оно свершилось – я стал отцом.

Чувствую, как теплые ручейки скатываются со щек, продолжая свой путь по шее. А ведь, если задуматься, и плакать-то  мне приходилось от силы всего пару раз, в далеком детстве голохвостом. Ничего, сегодня никто не осудит, да и не увидит.

Крохотная ручка доченьки, тихонько спящей на моих руках, внезапно дернулась во сне, но тут же вернулась на место. Пухлые пальчики трогательно сжались в кулачок, губки сладко причмокнули, и я почувствовал, как в груди становится невыразимо горячо от распирающего чувства любви. Ладирра… Ума не приложу, как этой светлой человеческой девчонке удалось переупрямить мою Ирри и совместить их имена в одном, ведь мы собирались назвать свою малышку в честь Лады, и точка. А впрочем, так даже лучше – лично мне новое имя очень нравилось.

Итак, удобно устроившись в глубоком кресле собственной спальни, прижимая к груди сладко посапывающее дитя, я жадно вглядывался в черты усталого, но такого спокойного лица своей дремлющей пары и с содроганием вспоминал события прошедшего дня.

В памяти всплывали картины того, как после очередного сбора Совета, старейшины разошлись по своим углам, а мы с Росором отправились в мой кабинет – там находился артефакт связи. Деду, как главе Большого Совета, вменялось в обязанность сообщить о гибели Дюрана ван Гилда членам его рода и…супруге. Я же, как хозяин замка, где произошло сие прискорбное событие, выступал официальным свидетелем и гарантом того, что лорд Росор победил честно и на убийство пошел вынужденно.

Вспомнилось, как я сожалел тогда об участи близкой подруги моей любимой жены. Фактически, в том поединке погибли двое – ведь если один из пары погибает, то и второй супруг обречен на мучительную смерть. Мы, драконы, слишком глубоко врастаем в души друг друга. Нас убивает черная тоска, сводит с ума ледяная пустота. Так что, думалось мне, леди ван Гилд осталось жить от силы несколько недель. Это если только она не решится, как и многие другие до нее, подняться над пропастью Последнего Крика и сложить крылья, добровольно покидая этот мир…

Надо сказать, я чувствовал себя изрядно виноватым, припомнив, как несколько лет назад, когда вот так же собирался Совет в замке ван Гилдов, чему предшествовал большой прием, Шервана настойчиво пыталась предупредить меня о чем-то очень важном. Да еще так, чтобы Дюран не услышал – что совсем уж странно.

Тогда, дождавшись, когда муж отвлечется, леди ван Гилд быстро прошептала мне на ухо, что ее супруг начал крайне странно себя вести и говорить вещи, не укладывающиеся в голове. Он, вроде бы, регулярно наведывается на Саргос, возвращаясь со странными предметами и растениями. Постоянно говорит о том, что сделает, когда станет главой Совета, совершенно не слушая ее доводов и возражений. Обеспокоенная женщина очень просила поговорить с ним, постараться разобраться в происходящем. Она страшно боялась, как бы не случилось чего непоправимого.

Я же (настоящий идиот!) попросту не обратил на ее слова особого внимания, сочтя их бреднями истеричной дамы, не имеющей возможности воплотить себя в материнстве, а потому старающейся проконтролировать каждый шаг мужа. Помнится, еще порадовался тогда, что моя дорогая Ирри, в противовес подруге - умная, здравомыслящая и вообще самая-самая.

Нет, разумеется, я просмотрел верхний слой мыслей Дюрана, но ничего особо опасного там не увидел – он всего лишь размышлял о способах получения пыльцеобразных спор какого-то редкого гриба, чтобы вырастить его в подвалах собственного замка. Мне это показалось вполне безопасным. Помнится, я легкомысленно усмехнулся тогда, забавляясь мыслью о том, что у нашего рыжего щеголя оказалось столь странное хобби растительного происхождения.

Эх, знать бы тогда, чем это обернется мне лично сейчас. Если бы не Лада…

Я снова прижал свою малышку. Мягко, осторожно, с отчаянной нежностью. Долгим взглядом погладил каждую черточку родного лица спящей супруги. И удрученно вздохнул, в сотый раз обзывая себя ослом. Теперь и на воду дуть буду, проверяя малейшие подозрения в отношении неблагонадежных. Да и благонадежных - тоже. Лучше, как говорится, перебдеть и прослыть параноиком, чем потом осознавать, что гибель самых близких произошла по твоему легкомыслию и недосмотру.

Если бы не наша невозможная Лада, думается мне, в эту минуту я изливал бы свою боль в последнем крике над злосчастной пропастью. Мне без моих девочек не жить.

В голове вновь ожили воспоминания.

Как выяснилось, с оповещением ван Гилдов мы опоздали – один из старейшин, видимо дружный с Дюраном, успел раньше нас сообщить заинтересованной стороне «радостную» новость.

Тихий рык, буквально на грани слышимости, непроизвольно вырвался из горла. Узнаю кто – найду, в порошок сотру, а затем напеку из умника кренделей и скормлю их ладкиному Фоксу! Эта лютая зверюга еще и добавки потом попросит - ручаюсь.

Вот какой сволотой надо быть, чтобы сходящей с ума от горя и боли Шерване заявить, будто в гнезде ван Норнов наш старый Росор отхватил ее муженьку голову по самые плечи, когда бедолага всего-то усомнился в том, что действия главы Совета идут в одном направлении с интересами народа драконов! Ерунда какая-то… Если только тайный доброжелатель не специально вывернул истину наизнанку, желая натравить отчаявшуюся драконицу на нас. Найду! Точно найду гада!



Тина Ким

Отредактировано: 09.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться