Ягуша. Тьма на ладони.

Размер шрифта: - +

Бонус-глава.

Бонус-глава.

«О том, как многоуважаемый лорд Таир готовить учился».

Впустите весну в свою душу, друзья!

Лорд Таир ван Норн

Впервые за много лет, я сердился на свою нежно любимую Ирри. Причина была достойной – она требовала от меня невозможного. Увы, в вопросах кулинарии все мои навыки не просто стремятся к нулю – если бы! – они в глубокий минус уходят! То случайности разные происходят, то непонятные моему разумению закономерности, но результат остается неизменным – пищи, пригодной к употреблению внутрь хоть одного, мало-мальски уважающего себя индивида, мне еще не удавалось получить ни разу. А вот довести парочку-другую поваров до глубокого шока – запросто.

Но давайте начнем с самого начала.

Итак, история нашего первого тесного знакомства с обителью еды (она же кухня) закончилась сокрушительным провалом – моим, разумеется.

Помнится, той глухой ночью (мне, к слову, всего лет тринадцать было - не больше) пробрался я тайком на кухню и решил отведать свежих бутербродов с ветчинкой, да в их теплую компанию еще и яичный омлет до кучи отправить. Энтузиазм свербел в… ну, в своем обычном месте, самоуверенность зашкаливала. Я же считал себя большим драконом, взрослым совсем, так что уж какие-то яйца пожарить – тьфу! Да раз огнем полыхнуть!

И понеслось…

Уж не знаю – какие такие вредные сущности вселились в стандартный жарочный агрегат, но первую партию омлета я спасти не сумел. Плоский, дочерна запеченный черный блин – вот и все, что осталось от него мне на память.

Второй раунд тоже был проигран вчистую, только теперь, вместо горелого блинчика, в мои руки попал кусок натурального, свежепропеченного угля. Чад повсюду висел мерзкий и страшно вонючий.

Остановиться бы… Но я же упорный парень тогда был, да и сейчас мало что изменилось – так что уверенно решил, будто уж в третий-то раз у меня все обязательно получится не хуже, чем у нашего замкового повара.

Куда там! Проклятая коробка с дверцей снова решила поиздеваться и исторгла из недр своих некую невнятную субстанцию, состоящую из серовато-желтой жижи и чего-то неприятно коричневого. Ассоциации сразу заполонили воображение и в миг улетучили здоровый юношеский аппетит. Так что попробовать это я так и не решился.

Как итог - запас яиц оказался полностью истреблен, противный вонючий смог висел в воздухе, скрывая обзор на расстоянии пары шагов, на столах и полу красовались желтоватые потеки, чумазые миски, скорлупа и три испорченные сковороды с известным содержимым.

И все же, мой творческий зуд все еще не иссяк. Второй раунд ждал впереди!

С большим кухонным тесаком, неумело зажатым в руке, я отважно бросил все силы на создание нового шедевра – «бутербродов огроменных». Ошибка века заключалась в том, что по тогдашнему моему разумению, чем больше ингредиентов находилось между двумя огромными ломтями булки - тем лучше.

Наш вместительный кухонный стазис-шкаф подвергся жестокому потрошению – я энергично вытаскивал оттуда все самое вкусное: ветчину, огромный кусок копченой рыбы, соленые грибы, сметану, крошечные зеленые огурчики в горчичном соусе, орехово-медовый пудинг, мангровое повидло (мое любимое) и много, много чего еще.

Большую круглую булку свежего хлеба ровно порезать не удалось – сказывалось отсутствие опыта. У нас ведь, у важных господ-драконов Лаоссии, готовят обычно только слуги, будь то люди или орлоки. Не для того наши рученьки из плеч растут, чтоб сковородками махать. Так что у меня получились не две одинаковых круглых лепешки, а нечто неровное, с куцыми краями и замятым мякишем.

Той же манерой были оприходованы остальные составляющие будущего шедевра. Ей богу, в мыслях я уже представлял волшебный вкус своего первого блюда. Слои разнообразнейшей вкуснятины споро ложились один на другой, щедро поливаясь сметаной, горчицей или густым рыбным соусом. Повидло, кстати, тоже пошло в ход.

Наконец, дело моего гения гордо высилось передо мной на одной из самых красивых тарелок матери. Помнится, повар дрожал за ее сохранность пуще глаза своего. Итак, потирая ладошки в предвкушении, я решил, что настала пора дегустации.

И-та-ак…

Брр! – гадость получилась настолько редкостной, что даже сейчас при малейшем воспоминании о том бутербродике, язык снова чесаться начинает, а нос - свербеть!

Бедный голодный дракончик, которым я был когда-то, с жадностью проглотил сразу несколько огромных кусищ практически не жуя, ровно до того момента, пока «волшебный» вкус пищи не лишил его самой возможности дышать, думать, двигаться.

Неудачный номинант на кулинарный шедевр вывалился из трясущихся рук и со смачным чавком шлепнулся на пол к остальным побочным продуктам сего кулинарного экспромта, коих там накопилось прилично.

Первая связная мысль пришла лишь спустя несколько минут после того, как я, наконец, смог протолкнуть застрявший кусок в горло и жадно хватануть порцию свежего воздуха. Ну, условно свежего, разумеется. Из носа текло, во рту страшно жгло, щеки моментально намокли от слез, тело мелко дрожало. Видимо, жгучая орлочья горчица, щедро политая поверху, была лишней точкой в этой кулинарной пьесе. Как и многое другое.



Тина Ким

Отредактировано: 09.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться