Ялмез: Вода

Размер шрифта: - +

Пролог

В то самое непредсказуемое ночное время, когда люди мирно спали, не ведая, что произойдёт завтра. Когда полная красная Анула на небе молча освещала пангею, заглядывая в прозрачный купол древнего дворца, трое Великих заглядывали через щели и видели грядущее, как все видят сны. Но это будущее отнюдь не радовало их, как и не огорчало. Они почти забыли значение этих чувств.

Перед каждым Великим находились три карты рубашками вверх. Рядом вразброс лежали драгоценные камни разных цветов, за которые вор с радостью бы рискнул своей жизнью. Но для троих людей в тёмных балахонах они значили не больше, чем уровень угрозы в будущем.

На круглый стол, освещая предметы, падали кровавые лучи Анулы, которая отчаянно пыталась разглядеть лица трёх таинственных магов.

Женщина, чья голова была скрыта под капюшоном, взяла несколько маленьких камней, положила их на середину круглого стола и следом за этим раскрыла свою первую карту. На ней была изображена четырёхконечная звезда, окрашенная в цвета четырёх элементов.

— Боюсь, пришло время для четырёх стихий, — произнесла Великая и незаметно для всех сморщилась, как от кислого лимона. — Эта новость не радует и причина тому, откуда будут эти хранители... Подростки со старой и «доброй» Земли. Змея говорит о том, что они принесут нам немало проблем... Но я не уверена, что урон будет большим. Меня немного тревожит, что они из этих лишённых. Я не понимаю, откуда у них взялась эта сила, но есть одна догадка...

Она положила карту в центр и этим дала добро на то, чтобы расположившиеся рядом клевреты делились своими мнениями.

— Лаверна, твоя тревога понятна нам, — прозвучал хриплый, глубокий и сильный голос старого человека, из-под чьего капюшона выпадала длинная седая борода. — Если эти подростки принесут нам проблемы, то точно незначительные. Есть более важные поводы для волнения.

— При всём уважении, Сэмюель, но Лаверна права в том, что для нас загадка, как они получили свои способности. Эта сила не по зубам земным людям... — вставил своё слово мужчина, чья голова также была скрыта под тёмной тканью.

— Давайте не забывать, veteres[1], что наши корни с Земли... Как ни прискорбно это говорить, но в каком-то роде земляне наши родственники. Разве разумно говорить о них дурно?

— Родственники! — фыркнула женщина. — Для них семья заканчивается лишь на крови! Эти земляне позабыли всё. И эти их отпрыски ничем не лучше всех остальных.

— Ты права, — согласился с ней старик. — Они мало видят, но всё же...

Он не закончил и кивнул мужчине, чтобы тот делал свой ход. Великий взял два маленьких камня и положил их в центр стола. А затем раскрыл свою карту, на которой был изображен герб: белая кошка на жёлтом фоне с чёрными дырами вместо глаз, а под нею расположились четыре зверя: орёл, змея, скорпион и лев.

— Карта рассказывает о старых знакомых, которые примут участие в чём-то... весьма важном. Белая Кошка заняла королевское ложе — не удивительно. Скорпион у нас лишь один, и она никогда не давала нам покоя. Но кое в чём я сомневаюсь... Эта змея… в голове чёткий образ уже знакомой нам женщины, но ведь она мертва. А лев тоже олицетворяет уже мёртвого.

Мужчина положил карту к камням.

— Змея и лев вернутся, — задумчиво произнес Сэмюель.

— Да этого и быть не может, — не согласилась Лаверна. — Эти двое давно мертвы... одна уж точно. Разве можно так легко воскресать? Карта ошибается...

— Карты не ошибаются, — грозно сказал старик, после чего женщина мигом утихомирилась. — Я догадываюсь насчёт «воскрешения» льва: есть одно место, в которое он мог бы отправиться. И я уверен — так и сделал. Но вот насчёт змеи... Вы знаете эту женщину: она обманывала всех не раз, и всё сходило ей с рук. Я не удивлён, что она объявилась на картах. Это означает, amici mei[2], что она снова всех одурачила.

После никто ничего не сказал, но мужчина и женщина явно остались при своём мнении. Сэмюель взял один большой камень и положил его в центр — это означало, что угроза очень велика, именно потому Лаверна и другой Великий устремили свои любопытные взгляды на карту. Старик раскрыл её и показал рисунок всадника на красной лошади. Он без церемоний бросил карту в центр и громко произнес:

— Война. — Двое других Великих переглянулись, но не осмелились сказать ни слова. — Грядёт война, и, беря во внимание многоцветный фон и скелет, можно уверенно сказать, что в ней будут принимать участие все, кто только сможет. Чёрный меч предвещает возвращение древних Воинов. Мы знали, что этот день придёт, и он оказался намного ближе, чем мы предполагали.

Осознав, что никто не поделится своим мнением, Сэмюель кивнул женщине. Та взяла средний по размеру камень и несколько маленьких, раскрыв карту, на которой была изображена девушка в доспехах с мечом и со знаками стихий на груди.

— Хранительница также, наконец, прибудет, но... Я не могу понять, как сохранились её силы, ведь это наша старая знакомая.

Лаверна положила карту в центр.

— Изгнанная? — спросил мужчина.

— Да, она.



Кэтрин Коллинг

Отредактировано: 08.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться