Яма без лестницы. (первые главы)

Глава вторая.

Глава 2 
 

Поднять всю ношу сразу – было невозможно. Приходилось постоянно спускаться, загребать как можно больше вещей в рюкзачек и вываливать их на пол. Спускаться и подниматься вновь, пока весь груз не будет перенесен. К счастью, домик на дереве располагался не слишком высоко от земли. На фоне усталости, особенно изнуряющей жары в этот день и совсем недавнего испуга – задача усложнилась. Мистер Барли, одноглазый игрушечный медведь капризно бился об ноги. Нил отвязал и бросил его в общую кучу вещей, сказав – Простите, Мистер, сегодня не мой день… – помедлив, добавил –  И не ваш.
Оставлять Джимми совсем одного было рискованно. Но отправляться в город с маленьким братом, едва способным держать голову прямо – было ещё опасней. В целях безопасности, приходилось добавлять несколько капель снотворного в молоко незадолго до ухода. После этого, с уже меньшим страхом можно было отправляться за пищей, водой и тем, что необходимо.

В очередной раз, Нил хвалил небеса, хотя уже не верил в их силу, за то, что отец схватил его, а не полез в кроватку к Джимми. Все могло бы закончиться намного трагичнее. Снова, он карал себя за то, что не подумал о брате, а вернулся за ним лишь спустя время. Упрекал и называл себя трусом. Подобные мысли подтачивали и так расшатанную психику. Но убежать от них было труднее. Бег от ошибок начинается нечестно, они начинают впереди и уйти от них можно, лишь двигаясь в другую сторону. При всем этом, были и хорошие моменты, если так можно сказать. Мысли о возможном в будущем и уже совершённом героизме подбадривали. Возвратиться обратно, к обезумевшему отцу и возможно увидеть труп матери – стоило больших усилий. Тогда, он словно почувствовал состояние тех несчастных овечек, которых опускают в клетку ко львам.

 

 

 

Никого, кроме Джимми, что тихо похлипывал - дома не было. Отец с матерью пропали, оставив лишь лужу крови в прихожей. Мысли снова отступили и взгляд оторвался от одной точки, когда брат заплакал. 


–€Проснулся.

 

Нил был уверен, что для Джимми он просто Человек с приятным голосом, подкармливающий персиками и фасолью из цветной ложки. Находил ли он в нем старшего брата или нет, было не ясно, но каждый раз, когда Нил начинал речь – брат успокаивался и забавно кривил лицо.

- Время ужинать, крошка - Прижимаясь к Джиму, с желанием успокоить, шепнул на ухо старший брат. 
- Гуа-агу-гуауа – широко улыбнувшись и захлопав в ладоши, залепетал малыш.
- Тише – с ноткой осторожности, приставив указательный палец ко рту, прошипел Нил. Услышать, наверняка никто не мог, но потерять бдительность, значило - потерять жизнь.

Вывалив все из рюкзака, парень стал разбираться, что станет ужином на этот раз. Банка с фасолью блеснула из-за луча заходившего солнца, что пробивался сквозь окно. Брать именно детскую еду, а также требующую готовки пищу было нельзя, да и невозможно, так как многое уже растащили. «Чертовы говнюки, вы готовы жизнь продать, чтобы утром вместо дерьма видеть монеты»  – как сказал бы дедушка про мародеров; это было в его стиле.   

Джим, увидев на банке кролика Фрэнка в костюме фасоли, с улыбкой потянул руки. Осмотревшись вокруг, взгляду не попалось ничего, что помогло бы вскрыть жестянку.

Навесная лестница вновь коснулась земли и Нил, закрепив брата ремнями в маленькой коляске в домике, стал карабкаться вниз.  Желания отправляться на поиски чего-то во время заката не было; никогда не знаешь, что тебе подарит темнота, кроме чувства слепоты.

Первую ночь, братья провели внутри дома, но в целях безопасности, перебрались в домик на дерево. Несколько недель, парень украдкой бросал взгляд на раскинувшийся во дворе особняк, с мыслью, что больше не придется туда заходить. С раннего детства, по неизвестной причине, его пугали большие здания.  Замерев посреди лестницы, Нил вслушался. Тишина давила своим спокойствием на голову.  Вечер, незаметно надевал костюм ночи, выпуская чернила, что скоро затопят все вокруг.

–€Нет – раздумья лишь отнимают время –・надо поторопиться –・промелькнуло в голове и он спрыгнул на землю с середины лестницы, подняв пыль .
Дверь дома, прогнившая от сырости и покрытая мохом - была заколочена. Пришлось лезть в окно, к счастью путь был известен.
«Взгляд подними ты к небесам, быть может я там или лампы свет, той лампы, что как я –・сгорит, погибнет, свой покинув век ». Неизвестно чьей кровью была сделана надпись на всю стену, приветствующая тех, кто залез в дом. Фотографий и других вещей, способных подсказать кто тут жил –・не было.  
Пол предательски скрипел, пара шагов и кухню можно начать осматривать. 

На кухне царил хаос: дверцы и внутренности ящиков, стол и пара стульев, были разбиты чуть ли не в щепки и разбросаны по всему помещению.  Подобная картина насторожила, но убедив себя в том, что это необходимо –・Нил сделал пару шагов к мусору. Внутри одного из ящиков были найдены нож и молоточек для отбивки мяса. 
Решив, что завтра все-таки обследует дом полностью, схватил содержимое ящика и быстро направился к дереву, выпрыгнув в окно. 


Банка легко поддалась и часть фасоли, из-за неосторожности вывалилась на пол. Джимми, в предвкушении сочных плодов уже горел, усердней тянул руки и корчил возбужденное лицо.  
-Пару секунд, малыш.  –・начал Нил давя и измельчая содержимое банки ножом –・Почти готово.
Блюдо, наконец, можно было подавать. Используя разноцветную ложечку Джимми, Нил скормил ему некоторую часть банки, остальное оставил себе.  
Генератор, издавая громкие звуки похожие на кашель больной собаки, продолжал вырабатывать энергию, подпитывая дом и двор. Свет автоматически включался вечером и выключался утром, в одно и тоже время, ожидая истощения генератора. Ночь уже подступила, погрузив все, кроме дворика во мрак и подсказав, что пора ложиться спать.  
Сон долго не приходил. Нил грезил о том, чтобы все прекратилось, желал отмотать время назад и жить той, прежней жизнью. Но все это было несбыточно, и он это понимал.
 



Королишин Д

Отредактировано: 13.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться