Янтарь на снегу

Глава 16

Не хотелось ни плакать, ни стенать ‒ все это на мой взгляд было бессмысленно, да и желания пустить горькую слезу о своей нелегкой судьбинушке не возникало. Глупости какие! Это столица ‒ королевский двор. Мне просто указали на мое место. В самом деле! Не думали же тетки с кузеном, что я окольцую короля и стану правительницей?

В данный момент, меня куда серьезнее волновал другой вопрос: где найти место, чтобы уединиться.

На кону в очередной раз оказалась моя жизнь. Но угроза появилась не от дражайших родственников, не от мистического чудовища или заговорщиков. Жесткая удавка из китового уса обвилась вокруг моей талии и груди подобно кольцам великого змея и норовила истереть мои бедные косточки в порошок.

Триумф одних для других может оказаться губительным: пока цветок дома Дардасов купался в лучах внимания и обожания, я задыхалась, не имея сил даже пискнуть. А привлекать к себе внимание было бы излишне ‒ достаточно на сегодня представлений. Вообще хватит всей этой театрализации с отбором.

«Мне нужно выйти, нужно ослабить этот узел, иначе этот прекрасный бал будет последним в моей печальной жизни!» ‒ только и вертелось у меня в голове. Перед глазами мельтешили цветные пятна. Я ощупью вырвалась в коридор. Ноги подкашивались, рука искала опору у безразличных стен, пока случайно не толкнули отворившуюся в темноту дверь.

Пусть это будет хоть королевская уборная, но, не сняв корсета, я отсюда не выйду даже по приказу его величества.

Я поспешно притворила дверь и, упершись лбом в гладкую деревянную поверхность, потянула руки за спину.

Если палачи еще не освоили такой метод пыток, то им стоило бы обратиться к дворцовым модницам, дабы узнать много новых способов доставить жертве «неприятные ощущения». Что и говорить, я готова была выть и кричать, рассказать все, что я знаю о тайнах королевского двора ‒ благо, этих тайн не знал только ленивый ‒ лишь бы хоть кто-нибудь прекратил эти муки!

Пришлось распустить шнуровку платья и пальцы, на почти вывернутых из суставов руках, наконец нащупали заветный шнур от корсета.

‒Да тянись… тянись же!

Путы поддались. Мои рёбра с облегчением и благодарностью разошлись в стороны. Несколько болезненных полных вздоха, и с глаз спала мутная пелена.

Фух! Даже жить стало легче! А главное плевать на Лукрецию с ее закидонами и весь двор с его мнениями. Главное свободно и легко дышать!

Так, теперь, когда жизнь наладилась, а Легарт с тетками, поди, уже с ног сбились, меня разыскивая, пора возвращаться в собственные покои, а там уж Людя поправит это дело. Надеюсь, никто не обратит внимания, что платье на мне несколько растянулось? Главное не попасться никому постороннему на глаза по пути в отведенную нам часть замка. Вспомнить бы, где она еще находится.

Воодушевленная мыслями о лучшей жизни без корсетов, я направилась к выходу. Незамеченными и фатальными для меня стали края юбок, предательски подвернувшиеся под каблук, и незапертая на затвор дверь. Нога проскользнула, я бестолково взмахнула руками и вывалилась прямо в коридоры королевского дворца. Появление пары синяков и шишек было бы для меня наилучшим развитием событий, но на беду я с размаху уткнулась во что-то твердое и живое.

Мимолетное воспоминание, что это где-то со мной уже было…

Не успев похолодеть от ужаса, моё бедное тело было схвачено и затолкано обратно в темноту злополучной комнаты. Дверь снова захлопнулась, а меня буквально прижала к стене широкоплечая фигура, слишком тесно прильнув к моему растрепанному убранству. Платье от всех моих «па» и «фуэте», которыми бы вряд ли гордился Дон Лоренцо, безобразным образом съехало в район талии, оставив тонкой сорочке прикрывать наготу моего тела.

Хуже и быть не может!

Стоило только остаться одной без сопровождения, так образ «падшая дочь, падшей женщины» стал весьма актуален, и кто-то не побрезговал этим воспользоваться. Сама виновата.

Я подняла глаза, пытаясь в смутном свете от жаровен со двора рассмотреть своего пленителя. Взгляд скользнул по бородатому подбородку, сжатым губам, смутно знакомым чертам носа и столкнулся с расширившимися до предела глазами, полными возмущения и гнева.

Нет, хуже быть может всегда!

С высоты своего презрения на меня взирал сам канцлер королевства.

‒ Л-лорд Вардас? А как, а зачем… вы здесь?

‒ Нет, позвольте у вас спросить: что вы делаете в распущенном платье в пустующем покое дворца, Леди Гинтаре? Вам бы все баловаться и влипать в неприятные истории! Мало мне того, что белоснежные шпили эльфийских башен высятся уже почти во всех людских землях, мало того, что знать готова порвать друг друга и короля, как бешенные псы, заняв позицию любого, кто даст больше серебра, да ещё гибельные пророчества второго Разлома… Так и вы со своими причудами на мою голову! Вы хоть представляете, какая опасность вам грозит?

«О какой опасности идет речь, если все самое неприятное со мной уже случилось?»

‒ А я вовсе и не прошу меня спасать! ‒ я попыталась вырваться и сбежать от еще одного допроса с нравоучениями куда подальше, но сильная рука обхватила мою талию, а шершавая, будто каменная, ладонь второй руки закрыла мне рот.

Канцлер одним взглядом показал на дверь, и до моего слуха наконец долетели обрывки разговоров и раскатистый смех гостей, проходивших мимо. Веселье, видно, было в самом разгаре, чего не скажешь о нашем уединенном местечке.



Оксана Глинина

Отредактировано: 24.09.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться