Янтарь на снегу

Глава 19

Я шаталась между шатрами в поисках жертвы или, если правильнее выражаться, кандидата на свою ленточку, вуаль и что там еще повязывают рыцарям на оружие или доспехи во время турнира. В правила сего мероприятия, естественно, особо не вникала – за всей закрутившейся кутерьмой просто некогда было, да и не особо хотелось.

Мое желание было простым и незамысловатым ‒ побыстрее отсюда сбежать, но проблема состояла в том, что сбежать мне никто не даст. Ведь все восемь невест являлись фаворитками турнира. Правда, помимо нашей милой компании избранных красавиц, в столицу съехалось полкоролевства девиц на выданье.

А то, как же! Столько женихов будут лупить друг друга всевозможными видами оружия несколько часов к ряду ‒ одно сплошное удовольствие смотреть на это. К тому же есть возможность стать дамой сердца любого прекрасного рыцаря. Король по правилам судил турнир, поэтому участия не принимал, хоть и очень рвался. Но государь есть государь, пусть и очень молод, не гоже ему на турнире доспехами бряцать. И без него охотников до хорошей зуботычины масса. Вон даже Легарт с Яргином отправились честь отстаивать. Правда чью именно я не совсем поняла, да и ни все ли равно.

С того самого момента, как я в себя пришла ‒ а пролежала я тогда в беспамятстве дня два ‒ меня чуть не замучили заботой о моем здоровье и благополучии. Достопочтенные тетушки вознамерились держать меня в покоях чуть ли не до самого конца отбора, наволокли банок с пиявками, присыпок, примочек, которые вместе с предложенным клистиром были отвергнуты мной наотрез. Короче, забота ‒ в полный рост! Я бы может и не возражала, если бы мне давали открывать хотя бы окна для проветривания комнаты, и не топили помещение до красна ‒ так и задохнулась, если бы не Людя с вайдилом.

Эх, не будь обещания лорда Вардаса, я бы нашла способ избежать присутствия на этих бессмысленных состязаниях, до которых так охоч родовитый народ. Толи дело в деревне ‒ самым славным было по столбу вскарабкаться на верх и снять оттуда угощение. Ох и весело же было, задорно. Бывало насмеешься так, что живот сводит. А тут сплошное нервное расстройство, от которого живот тоже крутит не слабо, но без всякой радости.

 

После того, как король с Людей от меня сбежали, я осталась одна и задремала. Сколько тогда проспала и не вспомню уже, но уж больно я и правда разнежилась при королевском-то дворе. Очнулась от того, что надо мной нависла тень. Спросонья я так испугалась, что аж вскрикнула, но мой рот тут же закрыла широкая мужская ладонь.

«Все! ‒ подумалось мне. ‒ Тогда не уморили, так теперь придушат!»

Кто-то склонился надо мною и зашептал прямо в ухо:

‒ Леди Гинтаре не пугайтесь это я ‒ Майло!

Майло?! Кто… это?

Но разум стал проясняться ото сна, в глазах немного посветлело и сонный взор различил в полумраке лицо лорда Вардаса. Пречистая, а ведь его же имя и правда Майло, и я знала об этом, только сразу не сумела сопоставить. Когда это канцлер разрешал звать его по имени? Да еще такому красивому…

‒ Гинтаре, ‒ снова позвал меня Вардас. ‒ Я отпущу, кричать не будете?

Я отрицательно покачала головой. А чего кричать, чтобы созвать побольше народу к столь пикантной сцене? Ну уж нет, спасибо! Два раза миновало, на третий точно не повезет.

‒ Что вы здесь делаете? ‒ кроме банального вопроса в голове крутилась только всякая глупость из забытых было рыцарских романов, которые Людя перетаскала из библиотеки Браггитаса дюжинами.

‒ Пришел уплатить долг, ‒ спокойно ответил канцлер, глядя мне прямо в глаза.

‒ Какой? ‒ соображала я и правда ужасно туго.

Самая разумная мысль, пришедшая в голову ‒ это то, что я все еще лежу в кровати, а, пришедший неожиданно, мужчина стоит надо мной, при чем стоит очень близко. Во-первых ‒ это было некрасиво, в конце концов второе лицо государства в моей опочивальне, а я растеклась по ложу, как тесто в кадке. Во-вторых ‒ знала я, какими могут быть последствия таких вот странных переглядываний, поэтому вознамерилась встать, на тот случай, чтобы ничего такого не произошло. Не то, честное слово, сам Вардас начнет обо мне думать не очень хорошо.

‒ Это делать совсем не обязательно, ‒ невозмутимо произнес тот самый Вардас, чем меня удивил и смутил одновременно.

‒ Вы хотели поговорить о долге, ‒ напомнила я ему, чтобы он себе ничего такого не надумал, ‒ как я могу валяться в постели тогда, когда вы стоите. В конце концов, это не вежливо.

‒ В первую очередь, я хотел спросить, как вы себя чувствуете, леди Гинтаре. У меня и в мыслях не было тревожить вас. Но к тому времени, когда я пришел, вы опять уснули. Позвольте попросить у вас прощение.

‒ Не стоит, но в качестве компенсации вы не могли бы мне подать что-нибудь из одежды.

‒ Я же говорил, что вам вставать совсем не обязательно.

Ну уж нет! Лежать я перед ним больше не намерена, чай не спящая красавица и мишень для чудодейственных поцелуев. У меня сильно меняется моральный облик перед этим мужчиной. Даже боюсь предположить причину этих изменений.

К чести канцлера, он даже не стал пререкаться, и принес мне домашнее платье, предусмотрительно развешенное Людей на кресле. Пока я пыталась натянуть одежду на себя, Майло отвернулся к камину. В этот момент в голову опять пришла нелепейшая мысль ‒ может тихонько сбежать в купальню да помыться, пока канцлер деликатно рассматривает пламя. Как-то совсем я неловко себя чувствовала в его присутствии. Одевшись, попыталась разгрести гнездо на голове, но это оказалось невозможно. Обернувшись, Варадс меня так и застал ‒ раздирающей рыжую паклю.



Оксана Глинина

Отредактировано: 24.09.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться