Янтарь на снегу

Эпилог

Как болит душа?

Мы знаем, как болит сердце, можем сказать и описать эту боль, но как болит душа? Она болит песней горечи разочарования и потерь. Несбывшимися надеждами, горячими слезами на холодных щеках, вихрем хлопьев снега, падающего с небес и тающим на костре погребения.

Как болит душа?

Она болит громко и страшно, но, когда хочется кричать, ты молчишь, ибо тишина лучшее, что может дать покой, как мертвым, так и живым.

Грудь жгло не только от боли внутри, вся кожа была обожжена снаружи. Я не ощущала ни боли, ни холода, ползла к тому месту, где образовалась воронка от выжженной печати, закрывшей выход пламени, которое готово было пожрать всё много миль кругом, упившись моею кровью. У меня была надежда, слабая надежда на то, что удар пришелся мимо, и наставник ‒ дорогой мне человек ‒ остался, если не целым и невредимым, то хотя бы живым.

Обломок обгорелого посоха, попавшийся на глаза, причинил нестерпимую боль, будто его вонзили мне в сердце.

Почему? Почему именно так?!

Самые хорошие люди жертвуют собой, ради спасения других. Как жить в мире, состоящим из потерь любимых и близких? Как жить в мире, где нет больше вайдила Фьерна?

Не имея сил встать, я скулила у самой воронки, потому что даже кричать не могла ‒ вся грудь была иссечена, разорвавшимся от запечатывающей магии, кулоном из янтаря.

Вот она ‒ цена любви и надежды, так легко рухнувшим под силой магии и обстоятельств. Даже талисман не может выдержать меру, которую отмерила судьба. Да и никогда он не принадлежал мне по-настоящему. Его подарил моей матери в знак своей великой любви Эмбро Сарф, чтобы он хранил и берег ее. Он действительно спас маму несколько раз от смерти, но от человеческой злобы и зависти так и не сумел спасти.

Я не замечала ничего вокруг. Весь мир сошелся на обгоревшем куске древесины, на которой даже сквозь черноту сажи пробивались древние руны. Больше ничего не осталось. Ничего.

Оставалось надеяться только на то, что сам вайдил сейчас в лучшем мире, а не остался по ту сторону печати.

Свое состояние я осознала только тогда, когда подо мной на снегу стало образовываться алое пятно, и я поняла, что не слышу ни одного звука. И только, когда меня кто-то взял за плечи, перевернул, передо мной возникло лицо лорда Вардаса.

От неожиданности я застонала. он что-то говорил мне, но я не слышала, не могла разобрать его слов.

‒ Гинтаре… девочка… ‒ Майло наклонился и поцеловал меня.

Зачем? Я почти умерла. Мне до исхода духа из тела осталось всего ничего. Но, как только горячие губы касаются меня, чувствую, как в меня проникает капля силы, лучик жизни.

‒ Прости… ‒ шепчет Вардас мне в лицо. ‒ Больше ничего не осталось.

Глупый, пытается меня спасти, как когда-то я его вытащила. Обнимает меня и укачивает, совсем как маленькую.

‒ Майло… ‒ я даже не шепчу ‒ хриплю. ‒ Что ты сделал!

Из груди вырывается рыдание.

‒ Зачем?

‒ Когда-нибудь ты поймешь… ‒ он так смотрит мне в глаза, что я не верю в притаившееся за ними зло. ‒ Не сейчас. Потом. Возможно, тогда ты меня простишь.

Нет.

Я совсем не злюсь. У них с Ольгердом старые счеты, но старик был мне отцом долгие годы. Справиться с его утратой не могу. Не сейчас. я и так слишком много потеряла.

Плачу. Беззвучно. Майло губами вытирает слезы на лице.

‒ Я тебя люблю, моя огненная лисичка! ‒ он говорит это честно. ‒ Но остаться рядом не могу. Не в этот раз.

Пытаюсь что-то возразить, но бесполезно. Сил на слова не осталось ‒ рыдания все вытянули. Людю забрали, вайдила больше нет, а сейчас и Майло…

За один раз все не пережить.

Только всё это со мной уже случалось много лет тому назад. Мне ли не знать, что потери не способны убить, только искалечить душу.

‒ Ты справишься! ‒ вторит Майло в унисон моим мыслям. ‒ Ты сильная.

А потом снова целует. По-настоящему.

 

Погребальный костер догорал. Пепел развевался на ветру смешиваясь с летящим снегом.

Кроме вайдила тогда все выжили. Эмбро Сарф закрыл собою Витгерда, поэтому король отделался легкими ушибами и слегка уязвленным самолюбием. Нет. Вру. Я не справедлива.

‒ Я себя ненавижу! ‒ прошептал Витгерд мне на прощание перед тем, как я ‒ полуживая, но упрямая ‒ отправилась в Обитель через портал магистра. Мой наставник заслужил самого уважительного погребения, а, значит, это следовало сделать там, где его любили и уважали более всего.

‒ Почему? ‒ удивленная словами короля, выдавила я.

‒ Потому что вынужден в бездействии просиживать трон, ‒ произносит Витгерд. Он в отчаянии ‒ это видно по осунувшемуся бледному лицу, запавшим глазам и пересохшим губам. ‒ Майло ушел искать Людю, а я…

‒ А ты король, Витгерд, ‒ тихо, но твердо прошептала я, ‒ если Майло и ушел, то это его выбор. Возможно поиски приведут его к врагу. Твое же место здесь ‒ на троне. Будь сильным и смелым, как он того хотел. И, если любишь Людю, то учти ‒ она не любит нытиков.



Оксана Глинина

Отредактировано: 24.09.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться