Янтарная кровь куртизанки

Размер шрифта: - +

Глава 6. Вен Вюрстер, или Очень неудачный обед

Вейра проснулась в поту. Всю ночь её то душили, то ласкали, и она никак не могла понять — был это Виджан или неизвестный человек… Открыв глаза, она машинально потёрла шею и с ужасом бросилась к зеркалу. Ей показалось на миг, что горло опоясал красный след от удавки, но наваждение прошло, сгинуло, как его и не было.

То там говорила вчера Лира про интуицию? Да нет, просто глупый страшный сон… Вейра опустилась на стул перед зеркалом, стараясь вспомнить лицо душившего её в кошмаре человека. Машинально взяла щётку и принялась водить по волосам. Нет, не вспомнить. Сон ускользал, оставляя лишь ощущение чего-то недоброго. Всё из-за полицейского! Сердце болело вечером, воспоминания заполонили душу, вот и приснилась ерунда. Надо умыться, спуститься в салон и велеть Бее заварить крепкий мятный чай. Сегодня у Вейры много дел.

Но, сойдя по ступенькам на первый этаж, она обнаружила в доме пустоту и тишину. Творец, забыла! Служанка с экономкой отправились на рынок затемно, чтобы купить самую свежую рыбу и деревенские сливки. Вен Вюрстер кушает исключительно рыбные блюда и пьёт исключительно белое горькое вино, которое Вейра терпеть не может, но отказаться нельзя. Сей важный муж, вхожий в императорский дворец, обладает большим состоянием, которое ему некому завещать, кроме слуг и парочки дальних племянников.

Оглядев кухню, нашла заботливо укутанный кувшин с заваренным чаем. Что ж, придётся побыть немного простой служанкой, как раньше. И, наверное, надо отнести чаю Ликсу, проверить его здоровье, а то вчера за личными переживаниями Вейра совершенно забыла о госте.

Она сервировала поднос для чаепития на двоих и вернулась на второй этаж. В каморке было сумрачно. Гость не спал. Просто лежал и смотрел в потолок. Когда Вейра вошла, повернул голову и что-то сказал.

— Я вас всё так же не понимаю, достопочтенный вен, — улыбнулась Вейра. Поставила поднос на шаткий столик и взяла из шкатулки шептальный камень. Надела на шею:

— Вот теперь можно поболтать.

— Я очень рад вас видеть, — произнёс Ликс. — Вы знаете, ужасно скучно лежать без дела. Мне кажется, я никогда не сидел в праздности.

— Давайте пить мятный чай, — она предложила ему чашку. — Вы вспомнили ещё что-либо?

— Нет. Разве мятный чай не южно-восточная традиция?

Вейра пожала плечами, расстелив салфетку на груди Ликса:

— Возможно, но я очень люблю мятный чай. Даже не знаю почему.

— Вероятно, поэтому у вас такой нежный цвет лица, — пробормотал он, помешивая светлую жидкость в чашечке. Вейра отметила, что ложечка не стучит о края. Да, у него прекрасное воспитание. И чашку он взял за ручку, что указывает на хорошие манеры… Знать бы, откуда они.

— Как вы себя чувствуете, вен Ликсено?

— Уже прилично. Я даже встал вчера вечером, сделал несколько шагов, но примчалась ваша служанка и зашикала на меня! Показала, что я топаю, как прикастийский бегемот.

Он усмехнулся, а Вейра наморщила лоб:

— Какой-какой бегемот, простите?

— Прикастийский, — с удивлением ответил Ликс. — Вы не знаете такого животного?

— Обычного знаю, а вот прикастийского… Это такая местность?

— Кастий — это огромное озеро, местами заболоченное. Оно кишит дичью, а бегемот — один из самых диких и свирепых зверей, но дивное лакомство!

— Это место не в Блаугарде, — тихо сказала Вейра. — Вы охотились на этого бегемота?

— Мне кажется, да, — Ликс потёр лоб пальцами. — Я знаю, что его надо выманить на сушу и убить ударом клинка в глаз, потому что у зверя непробиваемая шкура. Из неё делают королевские доспехи!

— Как интересно…

Он явно не охотничий и не ловчий. Точно не воин. И ни в коем случае не таннирщик — при работе с кожей для доспехов руки покрываются пятнами от масла. Значит, он тот, для кого делали доспехи из шкуры прикастийских бегемотов.

Творец, неужели Ликс — это принц соседнего королевства? Или король? Ни перстней, ни цепочки с кулоном, ни одного отличительного знака высшей знати при нём не было, но это и понятно. Если его ограбили, то сняли всё. Одежда его была не из дерюги, а явно из дорогих тканей, хотя Вейра таких ещё не видела. Кастий и охота на свирепого бегемота — это тоненькая ниточка к разгадке тайны личности Ликса. Но у кого можно узнать больше про иные земли? Вен Риули уже уехал в Амедьевару, а других знакомых негоциантов у Вейры не было. Разве что наведаться в Палату гильдий? Кто пропустит туда женщину? Тут надо хорошенько подумать…

— Вен Ликсено, вставать я вам пока не разрешаю, — Вейра допила свой чай и поставила чашку на поднос. — Стоит опасаться горячки, которая может случиться даже через несколько дней после обморожения. Поэтому лежите. Я найду проверенную знахарку, которая не станет молоть языком. А пока…

Она задумалась. Больного надо занять чем-то. Но чем? Есть книги, но все они на блаугардском языке, а Ликс им явно не владеет. О, Белая Ведунья! Какая она бестолочь!

— Минутку! — бросила она Ликсу и побежала на первый этаж.

В библиотеке, которая насчитывала всего десяток книг, особняком стоял альбом рисунков. Подарок одного из бывших клиентов, безвременно усопшего акварелиста. Сплошные пейзажи, дома, храмы. Ликсу будет на что посмотреть — ведь там не меньше сотни рисунков! А может и больше. Схватив увесистый альбом, Вейра понесла его наверх, вручила Ликсу:

— Возьмите, достопочтенный вен. Быть может, вы узнаете некоторые места, и нам будет легче узнать, откуда вы родом.

— Акварель! — неожиданно восхитился гость. — Я обожаю живопись, как вы догадались?

— Интуитивно, — усмехнулась Вейра. — Что ж, мне надо отлучиться по делам, Бея покормит вас, как вернётся с рынка. И помните: я запрещаю вам вставать!



Ульяна Гринь

Отредактировано: 09.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться