Янтарные слёзы Феникса (сказ про Воительницу и Рыжика 3)

Размер шрифта: - +

Глава 4. Кто кого переупрямит.

Глава 4. Кто кого переупрямит.

 

Последние часы до рассвета, я провела в тревожном ожидании. Отстранённо отмечая, как снежный покров потихоньку вторгается в наше убежище, закрывая собой просвет. Не стала сему препятствовать. В норе сделалось лишь теплее, а это сейчас один из самых значимых факторов.

Демир больше не проваливался в беспамятство, и дыхание его было спокойным. Но я отчего-то пребывала в уверенности, что любимый спит. Однако нарушать тишину разговором не торопилась. Никто из нас не уступит друг другу. Он потому, что прав, а я… потому что не могу его оставить. Наверное, именно в эту предрассветную пору, я и осознала, что люблю его неизмеримо сильнее, чем себя. И сейчас перед очередным поединком мнений, к которому не была морально готова, я просто наслаждалась его близостью, и тишиной.

Голова стала болезненно пустой, и горло за ночь совершенно разобидевшись на отсутствие попыток как-то его залечить, разболелось не на шутку. Да и колотило меня уже не то от холода, не то от температуры. Но всё это казалось неважным. Дикая безысходная усталость с лихвой заполняла собой остальные неудобства.

Феникс завозился первым, доказывая, что мой герой к собственному совету не прислушался и спать не стал.

Я тут же, и сама приподнялась. Наклонилась к Миру и принялась решительно расковыривать повязки, дабы убедиться, что за прошедшие часы огнева смогла выжать из себя хоть немного лечебной магии…

- Чуда не произошло? – предугадал мои выводы Демирин.

Хотя, какой предугадал! Выражение моего лица, небось, вышло столь несчастным, что не нужно быть хитроумным Рыжиком, чтобы понять - дела наши определённо настроены пессимистично!

Природная регенерация моей пташки совершенно не справлялась с проклятой ворожбой, и рана оставалась столь же уязвимой. Если огненноволосый упрямец решится открыть портал, она попросту его добьет. А он решится… Уж я-то за это время разгадала коварство ненаглядного. Ему ведь не нужно вставать во весь рост, дабы запихнуть меня в спасительный огненный проход насильно. Достаточно просто сделать его не вертикальным, а горизонтальным. Вот и вся премудрость.

Поэтому у меня имелся лишь один шанс на то, чтобы помешать ему так с нами поступить. И пусть он вновь в духе «плохих идей», я не собиралась от него отказываться!

Умышленно не отвечая на вопрос, делаю вид, словно очень занята изучением повязки несносного жениха. А сама тихонечко концентрируюсь на своих внутренних источниках, собираясь вбухать весь потенциал стихийной магии в ранение любимого. Убив тем самым и жалкие попытки Рыжика остаться один на один с бедой (истощенную магически он меня точно в портал не закинет. Легче и милосердней лично задушить! А поскольку он и это сейчас сделать не способен, так я вообще кругом подстраховалась!) и, если повезёт, ранение его, наконец, затянется. А то надоел, понимаешь, бледностью и испариной измученного, но по-геройски собранного лика сверкать!

Сил моих нет - на это смотреть. И пусть он меня после трижды морально съест нотациями и упрёками, но быть посему!

На возвышенной и одухотворенной напутствиями моей вредности тираде, я и воплотила коварный план в действительность. И должна признаться, результат удивил не только не ожидавшего такого вероломного поступка Феникса, но и меня! Ибо, наверное, от переизбытка волнения и решительности, просыпающейся в нас в минуты повышенной опасности, импульс энергии больше походил на уважительный разряд. Который, и впрямь, шибанул любимого до такой степени, что аж волосы вздыбились, словно выдрессированные командиром бойцы!

- Лия! – охнул неверяще благоверный, сумев справиться с дармовой силой, обрушившейся на него столь «деликатно». – Ты!?

- Я, - вскинулась нервно. А после, вспомнив, что вообще-то, делала сие не просто так, снова притиснулась к своей слегка поджарившейся от моих щедрот пташке и уперлась взглядом в рану. – Ну вот, - выдохнула довольно, - сжимая мелко трясущиеся ладони, дабы не показывать степень уже не усталости, а практически истощения, - теперь совсем другой результат.

После моего направленного вмешательства у живучего огненноволосого мага от недавнего кровавого повреждения остался только розовый, диссонирующий с общей белизной кожи след. Но думаю, этакую дисгармонию любимый как-нибудь потерпит. Все мы, в конце концов, не идеальны…

- У меня слов нет, Воительница… - начал было по-прежнему ошарашено, но теперь ещё и зло Рыжик.

- Вот и замечательно, - не дала обрушить на свои хрупкие плечи буйство жениховского негодования. – Хотя, это даже удивительно, чтоб у тебя и не нашлось, что сказать… А в закромах язвительности не искал?

- Зачем? Я, если что, у тебя займу, - констатировал Демирин мрачно, осознавая, что я не спишу бояться его гневного настроения. – Что ты сделала?

- Как ты и предлагал, открыла внутренние источники. На мгновение, но этого хватило.

- Но я не чувствовал вмешательства, иначе пресек бы саму попытку так сглупить! Ты не могла влить в меня силу одним рывком, нужно было время… Если только… - начал и замолчал, уже сам обо всём догадавшись. – Огнева!

- Да, - не стала отпираться. – Я использовала её, как проводник. Так сказать, зарядила природный артефакт. Если уж она не утратила силы в этой среде, то и моей не позволила бы бездарно раствориться. Да и не целитель я. Самостоятельно с твоей раной не справилась бы. Плюс ты, до поры до времени, под рукой не мешался, а лежал весь такой смирнехонький… - вот говорю и отчего-то начинаю злиться. И поскольку теперь любимый в норме, злость, взращенную обидой, скрывать нет никакой нужды! – Готовился спровадить меня куда подальше! – и ударяю наглого хитреца по здоровому плечу, не сильно, но веско. Подкрепляя, слова аргументом более убедительным. – Или думал, я не догадаюсь, что ты затеял? Да, как только посмел решать за двоих?



Мозговая Екатерина

Отредактировано: 27.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться