Янтарные слёзы Феникса (сказ про Воительницу и Рыжика 3)

Размер шрифта: - +

Глава 5. Слезливая.

Глава 5. Слезливая.

 

Сегодня лечебный корпус академии не чинил мне препятствий, дабы попасть в крыло потерпевших. Наверное, в последнее время я стала здесь слишком частым гостем, - подумалось мрачно, когда миновала пост дежурной, попутно выяснив у нее, где искать Валдэка.

О том, что куратор, серьёзно ранен откатом захлопнувшегося портала, я узнала не сразу. Ибо из спасительного отряда, нам об этом никто сказать не удосужился, а после… Изнервничавшихся друзей пришлось утишать рьяней, чем себя и заверять, что со мной всё в порядке. Так сказать, вышла просто незапланированная прогулка, если не возвеличить её до свидания. Ведь уединённая ночёвка в норе столетнего исполина весьма пикантный опыт, которым далеко не каждый может похвастать.

Естественно, ни троллик, ни девчонки, ни даже затесавшийся к нам плат на заверения не купились. Однако и дрожать надо мной перестали, даже пошутив, дескать, такой Грозной Воительнице как мне, именно такая романтика и положена, чтоб экстремально, да незабываемо.

Не стала отнекиваться, лишь улыбнулась украдкой, оценив шутку. И хотела уже выпроводить всех беспокойных юмористов за дверь, чтобы, наконец, расслабиться и попасть под неусыпный врачевательный контроль своей персональной целительницы, но тут-то и всплыла информация о кураторе…

Конечно же, после таких сведений об отдыхе и тем более лечении и речи быть не могло!

Поэтому наплевав на обещания, я бросилась к преподавателю, успевшему стать другом, и пострадавшему по моей вине.

В палату заходила с опаской, не готовая морально узреть всегда жизнерадостного и полного сил Валда бессознательным и слабым. Но ещё сильнее веру в собственную стойкость подбила, сидящая рядом с куратором медноволосая женщина. Мидея из рода Аспидных Пантер… Вторая половина преданного ей сердцем Валдека.

Оборотница моё появление распознала сразу, и резко вскинув голову, взглянула вопросительно, а я, едва не пискнув: «Извините, ошиблась» малодушно попятилась обратно. Потому как смотреть в обеспокоенные, заплаканные глаза жены куратора оказалось тем рубежом, через который переступить не получилось. Я словно почувствовала себя утопающим, вдруг осознавшим, что силы на исходе и ещё одного взмаха руками не будет… Вот и со мной приключилось нечто подобное, только вместо верхних конечностей, спасовали нижние и едва не надломились под тяжестью хоть и нечаянной, но вины.

Из-за меня ведь всё… Пусть и не нарочно, но если бы напарник не чувствовал ответственности за свою «везучую» студентку, то не бросился следом, и не лежал бы сейчас с кровоизлиянием мозга и минимальными шансами на выживание!

- Я… - не имея возможности двинуться с места под взглядом горюющей женщины, попыталась разбить тишину, будто бы покрывшую всё вокруг невидимым зеркальным щитом. Но жалкая попытка оказалась слишком слабой, и не справилась с угнетающей безысходностью. Поэтому не найдя в себе сил продолжить, вновь замолчала и опустила глаза в пол.

- Лианель Фирсен, верно? – раздался в ответ приятный, мягкий тембр. – Муж столько о вас рассказывал, что… В общем, не узнать сложно, - и мне улыбнулись.

И от этого знака проявленного расположения, сделалось тошно, а на глаза навернулись слёзы:

- Наверное, вы меня ненавидите? – выдавила жалко, стараясь не всматриваться в карие с лёгкой рыжинкой очи.

Мидея на столь прямой отчаянный вопрос отвечать не торопилась, но и с обвинениями не спешила. Такая заминка позволила немного перевести дыхание, осознав - драться оборотница не кинется.

- Вы знаете, Лия, - начала женщина, а после поправилась, вернее поинтересовалась: - Если мне будет позволено, так вас называть?

- Да, - ответ вышел стремительным. Ещё бы, я ведь рассчитывала на названия совсем другого смысла!

- Так вот, мне, конечно, очень хочется спихнуть всю вину на вас, чтобы испытать хоть малюсенькое облегчение. Выговориться, поскандалить, но… Буду честна, я хорошо знаю своего мужа и не могу не признать, что излишний героизм являлся той чертой за которую я его полюбила и… люблю. Поэтому бросьте самоосуждение. В случившемся нет вашей вины.

- Есть… - прошептала едва слышно и сглотнула тугой, вязкий ком, мешающий не то, что изъясняться ясно, а и вовсе говорить. – Если бы… если бы не я…

- Перестаньте, - взмахнула оборотница тонкой кистью,- пожалуйста, я не готова сейчас успокаивать ещё и вас. Себя бы… - и не договорила, отвернувшись от меня, дабы я не увидела заблестевших слёз.

Только этого и не требовалось. Задрожавшие плечи всё расставили на свои места.

Испытанную мной неловкость сравнить с чем-либо не вышло. И, наверное, стоило, просто молча выйти, дав благородной, доброй женщине возможность прийти в себя, но вместо этого я, наоборот, приблизилась к Мидее и, положив одну ладонь на её плечо тихо, однако уверенно заключила: - Всё будет хорошо.

Едва различимый всхлип, задержка дыхания и отчаянный шепот в ответ:

- Ох, девочка, если бы ты знала, сколько раз я это уже слышала за прошедшие сутки!

- Всё равно! – воскликнула с жаром. – Он выкарабкается. Он просто не имеет права на другой… - голос дрогнул, но я упрямо договорила, - исход. – И против воли шмыгнула носом, стараясь таким нехитрым способом удержать строптивые слёзы.

- Мне ведь ничего не говорят… Не делают прогноза… - Мидея забормотала совсем уж отчаянно, а я не выдержав её боли, обняла женщину пытаясь утешить.

- Вулфин прекрасный специалист, уж поверьте – я-то знаю. Если он взялся за дело, то…

- Он отводит глаза, Лианель! Я же оборотень, я чувствую его неуверенность и беспокойство!

Что ещё добавить в подобной ситуации, я не знала. Однако собиралась продолжить стоять на своём и заверить жену куратора, что он личность излишне активная и беспокойная, для того чтобы долго валяться без дела. А значит, обязан, если не сегодня, то завтра прийти в себя! Иначе… иначе…



Мозговая Екатерина

Отредактировано: 27.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться