Янтарные слёзы Феникса (сказ про Воительницу и Рыжика 3)

Размер шрифта: - +

Глава 17. Раздача «наград».

Глава 17. Раздача «наград».

 

Пока приближались к цели я вовсе глаза разглядывала Чевиана Сейхери, по правую руку которого стоял наш ректор, а по левую кронпринц (на последнего глядеть хотелось в последнюю очередь, ибо я ещё не успела оправиться от конфуза, произошедшего между стеллажами королевской библиотеки, куда меня затащил бессовестный Рыжик на правах жениха, изволившего соскучиться! И так он это умело демонстрировал, что появившийся неожиданно наследник даже книги от удивления выронил. Теплилась, правда, надежда, что он меня не узнает, но… Мельком взглянув в приветливо-располагающие лицо старшего братца Чара, сразу смекнула – этот не забыл точно!) и супруга правителя - Илайяра в девичестве представляющая род Снежных Барсов.

Родители Чарчера предстали… Сложно описать словами, но флёр одухотворённого величия витал над ними не зря. Он читался в мудрых, привыкших решать беспристрастно и справедливо глазах, угадывался в светлых ликах и уверенной постановке движений и буквально фонил силой от обоих. Не магической, нет, а именно душевной. К ней хотелось дотянуться и несмело притронуться, чтобы хоть немного лучше понять этакое чудо. А ещё наш полукровка, за это время ставший мне родным, был просто невероятно похожим сразу на обоих! И именно сей факт позволил расслабиться и отпустить волнение. Нечего здесь опасаться и точка.

Вдоволь налюбовавшись на правителя и его жену, перевела взор на остальных, собравшихся в ближнем круге.

- О, знакомые все лица, - промолвила тихонечко Демирину, отмечая, что Туз и Вулфин приехали раньше и уже заняли почётные места, дабы дождаться остальных спасителей Союза Пятигранной Короны.

«Лица», впрочем, тоже давно нас заметили, правда, взирали по-разному… Заведующий лечебницей, с прищуром, явно опасаясь при моём появлении, что работы у него прибавиться и рядом кому-нибудь обязательно поплохеет. А вот Осмас сиял до того ярко, что, спорю, даже звёзды на небе удавятся от зависти! Ну да, за прошедшее время работник секретных служб так и не оставил попыток якобы «отбить» меня у жениха. И всячески, буквально на каждом шагу демонстрировал «серьёзные намерения». В общем, как мог, развлекался за мой счёт. Почему только за мой? А потому, что Феникс вместе страдать отказывался и на посягательства соперника взирал с ленивой снисходительностью сытой кошки, позволяющей мышке пробежаться рядом!

- Вы просто разбиваете мне сердце своим счастливым видом, - завёл старую песню Фрейзен, стоило нам поравняться с ним и Северным Волком для короткого приветствия.

Рыжик хмыкнул и радостно ответил на рукопожатие, а я… Пыталась смолчать, правда пыталась! Но не в меру длинный язык и так в последнее время находился под строгим и, как ему кажется, чрезмерным контролем, потому сей орган решил взбунтоваться, а то, что не вовремя – не его проблемы!

- Приложи подорожник, - мило улыбнувшись, посоветовала приятелю, пытаясь взглядом его стукнуть.

Не вышло. Заскучавший плат, буквально воодушевился этаким советом, и обернувшись к целителю просительно жалостливо вопросил:

- У тебя случаем с собой нет?

- Чего? – оборотень с ходу не вник в наши чудачества.

Однако Туз быстро это исправил:

- Так подорожника! К слову, Лианель, а куда приложить-то?

Ответила я остряку одними губами, поскольку подошли мы к правительственной чете непозволительно близко, и то, что я выдала доставшему меня Фрейзену, матери Чара лучше не знать. Иначе, боюсь, у столь влиятельной оборотницы может случиться культурный шок! Хотя… с тремя сыновьями, думаю, она и не такое слышала!

В следующий момент препирательства оказались пресечены на корню. Отец нашего венценосного друга дёрнул рукой, скрутил замысловатый пасс, отдалённо напомнивший жест весьма неприличный, и образовал барьер, служащий заслонкой для ушей посторонних. Это было настолько не по этикету, что даже я заворожено уставилась на Чевиана Сейхери, изволившего самоуправствовать на столь традиционном мероприятии! Нет, понятно, что кому, как ни ему. Но всё-таки… А как же приличествующие знакомству речи? Раскланивания, расшаркивания и льстивые заверения счастья от встречи?

Нет, ну сие никуда не годится! Я так готовилась, а он…

А он просто и вполне располагающе улыбнулся нам с Миром, а также замершему позади Эрику, и обнял сына, не пряча в глазах гордость за отпрыска и то, что дико скучал.

Наблюдая сию сцену, смекнула - барьер видимо не только звуконепроницаемый, однако и видимость слегка корректирует. Думаю, со стороны мы все выглядим немного иначе.

Под напором неприкрытой родительской любви я смутилась. И сделала сие преждевременно! Поскольку в следующий момент, и сама попала в объятья, да до того неожиданные, что впору стало сесть от изумления прямо на пол, если бы не жениховская ручка, послужившая подпоркой для моей, потерявшей всякую устойчивость спины!

Илайяра Сейхери очутилась рядом настолько стремительно, что я попросту и растеряться не успела! Обхватила моё лицо в своих ладонях, словно стремясь его изучить и запомнить до мелочей, а после крепко обняла, шепнув на ошеломлённое не меньше, чем его хозяйка, ухо:

- Спасибо.

Сказать что-либо в ответ не вышло, и я под насмешливыми взорами жениха, Чара и его старшего братца только и смогла головой кивнуть, принимая благодарность. Ибо была она столь искренней и глубокой, что отказаться и мысли не возникло. Дальше почести перепали Эрику, которого оборотница тоже вдоволь затискала. Шут после проявления сих нежностей даже смутился слегка, чего я ещё за ним не замечала! Ну, а третьим, словно десерт, под раздачу попал Рыжик, совершенно не утративший своей высокомерной невозмутимости, и в ответ на ласковое касание правительницы к щеке, ещё и приобнял её этак… по-сыновьи!



Мозговая Екатерина

Отредактировано: 27.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться