Янычары. Судьба Империи

Font size: - +

Часть вторая Юность. Глава 6

Часть вторая

 

ЮНОСТЬ

 

 

 

 

Глава шестая

 

Городок провинциальный, летняя жара.

На площадке танцевальной музыка с утра.

 

Все было как обычно: бравурные марши и сентиментальные вальсы, гремящие из скрытых динамиков в каждом уголке городского парка, принаряженного по случаю торжеств. Заметные издали даже при ярком солнечном свете — неоновые, голограммные и прочие иллюминации. Увитые пестрыми лентами, украшенные бумажными цветами и воздушными шарами, фигурно подстриженные деревья…

Парни «все начисто сбрившие» или наоборот — подкрасившие темный пушок на верхней губе, обряженные в костюмы строгого кроя, пытающиеся изо всех сил казаться возмужалыми, серьезными и взрослыми. Либо, напротив — тщась за демонстративной и почти запредельной бесшабашностью, скрыть страх перед наступающей самостоятельной жизнью.

И, конечно же — стайки молоденьких девушек — всегда фантастически, неповторимо прекрасных неискушенной и чуточку наивной юностью. А сегодня по-особенному подчеркнутой невинностью школьной формы.

Даже облака, волей правительства и метеорологов, приобретшие на сегодня вид агитационных и поздравительных лозунгов, своим неуклюжим формализмом не могли испортить общего впечатления от сладкого предвкушения выпускного бала.

Город готовился к празднику, а виновники торжества — ученики последних классов средних школ — получали его в безраздельную власть до самого рассвета. До той минуты, пока первые ноты гимна Ирия не возвестят мир о еще одном конце детства, и начале той части жизни, где долг перед Императором — превыше всего…

Именно праздник и выпускной вечер удерживали Веста в этом, хоть и родном, но по существу захолустном городке. Подобному тысячам иным населенных пунктов, раскиданным по всей необъятной Империи. Вернее — чувство долга и, как водиться, чье-то головотяпство…

Невзирая на жесткую дисциплину и чрезвычайную меру персональной ответственности, в одной из канцелярий армейских штабов, «военнослужащая» из плеяды длинноногих и пустоголовых блондинок ткнула, выращенным по последней моде, двухдюймовым ногтем не в ту кнопку. И, нарушая целый том предыдущих распоряжений и сверхсекретных приказов, мичман Вест Климук, отправленный в отпуск по ранению, вместо оплаченного командованием курорта Сиесты, очутился в родном городке. Совершенно не представляя, что ему делать там, откуда десять лет тому, вместе с родителями, улетел на Альфу. И где, в один день, после нападения на космическую станцию эннэми*, потерял обоих родителей. После чего, как сирота, был принят в янычарский корпус.

Но, либо начальство все-таки знало, что делает, либо — вмешались силы иного порядка, и мичман попал, что называется, с корабля на бал.

К этому можно относиться по-разному, особенно в зависимости от настроения, но и на Гее, как и во всей обозримой Вселенной, Звание Героя и «Золотой спрут» (нагрудный знак в виде стилизованного солнца), помимо очень многих и щедро предоставляемых на всех планетах привилегий, накладывали на его кавалеров ряд обязанностей. В том числе, обязательное присутствие на всех мероприятиях имперского масштаба.

То ли, вместо наглядного пособия, демонстрирующего, каких высот может достичь обычный гражданин, не щадящий своей жизни во имя Империи, то ли — «свадебного генерала» должного, вместе с иными представителями власти, придать самому захудалому торжеству надлежащую весомость, официальность. И сегодняшний общегородской «Школьный Бал» тоже не стал исключением.

Уверенно печатая шаг рифлеными подошвами парадных полусапожек по хрустящему гравийному покрытию парковой дорожки, мичман Корпуса янычар Вест Климук неспешно шел к месту проведения торжественного митинга для школ первой пятерки. До назначенного пункта оставалось меньше полукилометра, а значит, в запасе имелось целых семь минут личного времени. Как любил приговаривать ортный Хмель: «Слишком мало, чтобы совершить покупку, но вполне достаточно, чтобы прицениться…».

Хотя, исходя из восхищенных взглядов особей противоположного пола, принаряженных в белоснежные передники и огромные банты, той же демаскирующей расцветки, и ослепленных сиянием «Спрута» на мундире мичмана, тратить время на торг Весту вряд ли придется. Сегодня, с благословения Империи, он мог стать даже оптовым «покупателем». С неограниченным кредитом…

Вест удовлетворенно хмыкнул, небрежно подмигнул, глядя поверх голов очередной стайки девушек, пронесшейся мимо него на встречном курсе, чем вызвал у тех взрыв хохота и хихиканья. А по соотношению двух последних факторов, сделал вывод, что у представителя доблестной звездной пехоты, шансы на успех гораздо выше пресловутого боевого «фифти-фифти»! Несмотря…, а возможно, именно благодаря — отчетливо видимой на правой груди золотистой и бордовой нашивкам, свидетельствующим о тяжелом ранении и контузии.  

Благодаря усилиям медиков, ранения ушли, оставив в память о себе зуд в правом боку и ноющие на смену погоды локтевой и плечевой суставы на том же фланге. А вот с контузией, отнесенной в разряд легких телесных повреждений, все оказалось непросто. То ли мозг мичмана, после серьезной встряски, куда-то сместился, а может — уплотнился, или еще как-то изменился, но Вест неожиданно начал задумываться над сущностью вещей привычных и ранее не вызывающих никаких вопросов.

К примеру, почему он помнит наизусть Устав Корпуса, ТТХ всей придающейся рейнджерам техники, огневые характеристики любого вооружения? Почему легко цитирует справочник с любого места, наизусть и без запинки, хоть среди ночи разбуди? Но и на спор, не смог заучить простенькое четверостишье. Поскольку оно не содержало, ни одного бита важной для бойца информации, за которую могла бы зацепиться его память...



Олег Говда

Edited: 09.10.2015

Add to Library


Complain




Books language: