Янычары. Судьба Империи

Font size: - +

Глава 8

Глава восьмая

 

Я возьму этот большой мир, каждый день и каждый его час.

Если что-то я забуду, вряд ли звезды примут нас…

 

Выпроводив бравого мичмана и разрешив ему прощальный поцелуй, едва не перешедший в еще один акт соития прямо в дверном проеме, учительница средних классов Барбара Лещинская какое-то время стояла неподвижно, словно забыла, что она должна дальше делать, а потом резко развернулась и торопливо бросилась в душ.

Попеременно меняя ледяную воду на кипяток, девушка долго и с удовольствием смывала с тела собственный и мужской пот, пока ее обоняние не согласилось с тем, что ни на коже, ни на волосах, ни где-нибудь еще не осталось даже молекулы чужого запаха.

Барбара довольно потянулась, все-таки парень не был эгоистом, сумел доставить и ей пару приятных мгновений. Провела ладонями по напряженной груди и встала под сушилку. Насыщенный активными ионами озона теплый ветерок быстро собрал лишнюю влагу с кожи и высушил волосы.

— Ну, что ж, малышка… — Барбара укуталась в махровый халат и вышла из ванной комнаты. — Хорошая девочка. Умница… Ты славно потрудилась, так что теперь можешь и отдохнуть. Брысь под лавку… Теперь я немного похозяйничаю, если ты не возражаешь. Ха-ха-ха… Надеюсь, мой улов стоил затраченных тобою усилий.

Если бы Вест сейчас услышал голос Барбары, то был бы очень удивлен произошедшим в нем изменениям. Миниатюрная учительница, которая все время их знакомства щебетала и охала нежным лирическим сопрано, оставшись одна, вдруг заговорила низким и сиплым мужским басом, с отчетливо похабными интонациями. Но, рядом с ней никого не было, а саму Барбару такая перемена, похоже, не удивляла. Во всяком случае она ничего не ответила тому, кто вот таким неожиданным и совершенно бесцеремонным способом вторгся в ее жизнь.

Немного неловко, словно не своими руками, она сунула в приемное гнездо гипнофона кристалл с копией записи, любезно предоставленной своей случайной знакомой мичманом Климуком, вложила в ухо горошину динамка, откинулась на спинку дивана и закрыла глаза.

— Ну что, принц… Поведайте нам о своих приключениях…

Сперва перед мысленным взором того, кто сейчас оккупировал сознание девушки пронесся набор цифр, букв и других символов — скорее всего номер в каталоге архива Оджака, а потом на темном фоне высветилась надпись:

«Мичман Вест Климук. Борт рейдера «Сапсан». Апрель 2015 год по официальному календарю Ирия»

Потом надпись исчезла, гипнофон провел подстройку личностных параметров и человек погрузился в запись, на время просмотра став главным действующим лицом транслируемых событий.

 

— Призрачно все в этом мире бушующем...

Сначала прозвучал фрагмент любимой песни, а потом бортовой комп голосом Веста насмешливо произнес:

— Просыпайся, лежебока! Страшный Суд проспишь...

Возражать самому себе, особенно в облике бесстрастного «Шелезяки», дело бесполезное, поэтому Вест раскрыл глаза и выскользнул из-под одеяла. Тотчас нестерпимо захотелось обратно, в теплую кровать, но Климук не поддался «зову плоти», быстро выполнил несколько дыхательных упражнений и выскочил в коридор. Там повернул к спорткомплексу. В хорошем темпе, пробежал полкилометра коридоров и лестничных клеток, в длинном прыжке отворил ногой двери бассейна, но чуток перестарался, а потому не успел сгруппироваться и в воду бухнул, как камень. Вздымая сноп брызг и такой плеск, будто хлопнули разгонные дюзы, переходя звуковой барьер.

Плавал Вест долго, с наслаждением, пока не почувствовал, что каждая мышца тела стала тяжелой и горячей. И только после этого, вкладывая в каждое движение максимум усилий, проплыл в предельном темпе еще один круг, вылез из бассейна и попрыгал под контрастный душ.

Переодеваясь, Вест заметил, что сегодня затратил на утреннюю зарядку больше времени, чем обычно. И чтоб не нарушать установленный раз и навсегда на корабле порядок, в столовую пошел не пешком, а воспользовался пневмолифтом.

Ровно в восемь по бортовому времени мичман Климук сидел за столиком и нажимал кнопки меню, заказывая свиную отбивную с картофельным гарниром, «глазунью» из трех яиц на помидоре и с сыром, два куска белого хлеба, масло, салат из белокочанной капусты, стакан яблочно-виноградного сока и большую чашку капучино. Ну и, естественно, кусочек слоеного торта, носящего имя то ли какого-то древнего воителя, то ли основателя кондитерской. 

Обилие блюд могло привести в шок любого диетолога, но Вест уже давно привык употреблять самые калорийные продукты в первой половине дня, — удобнее форму поддерживать. А еще, как всякий янычар, Климук считал: что лучше подсуетиться с утра, а то «что день грядущий нам готовит» никогда и никому доподлинно неизвестно. Пока дожидался заказа, вызывал на связь «Шелезяку».

Соловьиная трель сообщила ему, что бортовой комп рейдера «Сапсан» готов к общению.

— Доброе утро! — поздоровался Климук. — А ну-ка, дружочек, доложи обстановку.

— Доброе утро, мичман! — сейчас «Шелезяка» использовал голос капитана. —  Полет проходит нормально. До прибытия на орбитальную станцию «Озон-17» в сверхсветовом режиме осталось примерно сорок восемь суток. Включить таймер обратного отсчета?

— Все хорошо, прекрасная маркиза… — проворчал Вест. — Не стоит…

— Не понял вас. Прошу уточнить команду.

— Не обращай внимания, это я так, к своим мыслям. Конец связи.

«Если все ЭТО норма, что же в таком случае экстрим? Судный День?»

Хотелось крепко выругаться, заорать, шарахнуть кулаком по столу, но Вест сдержался и, сгоняя злость, свирепо набросился с ножом и вилкой на отбивную. В демонстрации эмоций есть смысл, только при наличии зрителей, а когда ты наедине с бесстрастной техникой — все это теряет смысл. Ну, как плевать в зеркало…



Олег Говда

Edited: 09.10.2015

Add to Library


Complain




Books language: