Янычары. Судьба Империи

Font size: - +

Интерлюдия

ИНТЕРЛЮДИЯ

 

 В небольшом уютном смотровом зале, судя по количеству мягких и даже с виду очень удобных кресел, рассчитанном максимум на дюжину зрителей, перед огромным, занимающим всю стену экраном ожидали начало сеанса двое мужчин. Один, который слева, сидел как хозяин, вальяжно развалившись и чуть позевывая от скуки, тогда как второй — несмотря на то, что умная мебель всячески старалась приспособиться под его тело для максимального комфорта — держался прямо, словно часовой на посту.

У задней стенки этого мини-кинозала, если хорошо вглядеться, можно было различить еще какие-то расплывчатые фигуры, но они настолько не желали оказаться замеченными, что стоило обратить на них внимание, как тени, словно чувствуя это, немедленно исчезали.

— Ну и?

В голосе первого мужчины прозвучало некоторое нетерпение.

— Еще буквально одну секунду, Ваше императорское величество, — скороговоркой произнес второй, делая напрасную попытку вскочить. Позабыв от волнения, что кресла тоже выполняют охранную функцию и при любом резком движении, срабатывают как ловушки, удерживая человека на месте. Очень нежно, но не менее  надежно. — На всякий случай, в последнюю секунду, я распорядился сменить весь персонал, включая охрану.

— А Кир-рил?

— Я здесь Ваше Величество.

— Итого, посвященных в тайну, уже трое, — проворчал Алекс-сандр III. — А это значит, мэтр Ник-кита, что вся возня теряет смысл. Но это твоя парафия, мы не будем мешать. Но и ждать дольше, мы тоже не желаем.

— Как прикажете, Ваше Величество.

Мэтр Ник-кита, граф Арктурианский, пэр Империи и глава СВВИБ подал знак, после которого на экране высветилась ничем не приукрашенная, обычная канцелярская надпись:

«Видеоматериалы к рапорту по делу № 10022-18»

Дав возможность зрителям себя прочитать, надпись сменилась видом стандартной командирской рубки звездолета класса рейдер Даль-разведки и титрами на общеимперском внизу кадра:

«Фильм смонтирован из записей внутренних видеокамер. Трансляция с момента выхода на орбиту четвертой планеты λ-Стрельца».

На экране вокруг стола толпились люди в светлых комбинезонах, с эмблемами членов экипажа рейдера «Гиперон» на груди и рукавах. Говорил высокий, статный мужчина. Фокус камеры на секунду прыгнул вперед, и вывел на экран нагрудную нашивку. «Командир рейдера «Гиперон». Фрегат-командор Клод Пишо».

— Парни, убедительно прошу, нет — приказываю, обращайте внимание на любой пустяк. Забудьте о прежнем опыте! Сейчас для нас нет ничего несущественного. Все что угодно может стать разгадкой или навести на след. Разведывательную операцию проведем двумя этапами. Первый — максимально возможный сбор всей доступной с орбиты информации. Второй — высадка десантной группы. В десантную группу назначаются Бугрин Василий, Анджей Озерский и Котельник Олег. Старший — корвет-лейтенант Бугрин. Десантной группе приказываю занять места в разведывательном катере. Готовность номер один! Старт по моей команде. Связь с рейдером поддерживать постоянно!

Клод продолжал отдавать необходимые распоряжения, а по экрану поползли строчки дополнительных данных.

«База 22-18 на λ-Стрельца. Начальник — профессор Артур Бейлиф. Основной вид деятельности: добыча уникального минерального компонента, который входит в состав противораковых препаратов. Временное поселение заложено в марте 1432 года по общеимперскому летоисчислению. Постоянный численный состав экспедиции — семьдесят шесть человек. Находиться в непосредственном подчинении НИИ при Академии медицинских наук».

Между тем камеры сменились, и на экране возникла стандартная боевая рубка драккара разведывательного флота Империи.

Три десантника в чуть мерцающих пассивным силовым полем скафандрах наивысшей защиты внимательно всматривались в монитор общего обзора, по которому проплывали чужие пейзажи...

Голая каменная пустыня, кое-где покрытая островками серого с металлическим оттенком песка, который наподобие тяжелой ртути лениво переливался под дуновениями ветра. Совершеннейшее безлюдье, на котором еще не ступала нога человека, коих в безграничном Космосе и не счесть.

Но картинка уже менялась. И из-за горизонта выплыл купол эксплуатационно-жилищного комплекса. Вернее, то, что от него еще оставалось на поверхности, — поскольку самой базы больше не существовало... Лишь разодранные страшным взрывом руины, наполовину засыпанные обломками обожженных камней и расплавленного до стеклоподобной массы песка.

— Это невозможно, — прошептал Озерский. — Я как инженер-эксплуатационник, заявляю со всей ответственностью, что по технике безопасности у них не могло быть взрывчатки такой мощности. А обычная небрежность или неосторожность не привели бы к катастрофе подобного масштаба.

Василий вытер лицо рукавом.

— Ну, если не сами учудили, значит — это сделал за них кто-то другой...

— Ты о чем сейчас?! — Анджей удивленно посмотрел на Бугрина. — Детских страшилок насмотрелся о вышедших из подчинения роботах или сбрендивших бортовых ИИ. А потом он пригнал сюда крейсер и уничтожил исследовательскую станцию?

— Я рассматриваю любые варианты. И буду делать это до тех пор, пока не получу внятного объяснения случившемуся.

— Василий, но это полная бессмыслица! Даже если бы весь экипаж утопического звездолета спятил вместе с упомянутым ранее искусственным интеллектом, то автоматика оружия самостоятельно заблокировала бы команды, выполнение которых ставит под угрозу человеческую жизнь.

— При условии, что для них жизнь человека — ценность первой величины.

— А как же иначе? — удивился Анджей. — Это одно из главных правил робототехники. Его прописывают даже в программы домашних картофелечисток.



Олег Говда

Edited: 09.10.2015

Add to Library


Complain




Books language: