Янычары. Судьба Империи

Font size: - +

Часть третья Возмужание. Глава 10

Часть   третья

 

ВОЗМУЖАНИЕ

 

 

 

Глава десятая

 

Бьют дождинки по щекам впалым,

Для вселенной двадцать лет — мало,

 

Бледное светило медленно катилось на отдых, и болотные сумерки по-хозяйски окутывали опушку, гасили отблеск ядовито-оранжевых вод реки, прятали от глаз противоположный берег и мусорную свалку на нем. В скупых лучах заката еще можно было различить отдельные большие предметы, но уже с десяти шагов деревья словно растворялись в затхлом смоге. Темнота сгущалась, водители включили фары, и машины на трассе за рекой казались быстрыми желто-красными метеорами.

Стараясь не хлюпать чересчур громко и укрываясь от случайного взгляда за буйными зарослями репейника, мичман Климук вышел на берег. Потом, инстинктивно выбрал укромное место за старой ржавой цистерной и осторожно огляделся. Успокоенный тишиною, Вест присел на мятый молочный бидон и снял сапог. Пока перебирался с одного берега на другой, за голенища набралось жидкости, и теперь она неприятно  пощипывала кожу. Один Создатель знает, что за раствор течет между этими берегами вместо воды. Но, судя по субъективным ощущениям, рН у субстанции далеко не нейтральный. Вест тщательно выкрутил мокрые носки, на всякий случай сполоснул их водой из фляги, отжал еще раз и только после этого переобулся. Подумал, достал из кармана сигарету и закурил. Ему пока еще не нравилось глотать дым, но что делать, если подавляющая масса аборигенов курит? А разведчик обязан быть незаметен в толпе. Это аксиома.

Привычные движения помогали настроиться, войти в образ, почувствовать себя жителем Беллоны. Вспомнить легенду. А что такого? Грибник возвращается домой. Подустал за день, ноги гудят от хождения, вот и присел передохнуть. Может, с женой поругался? Потому и не спешит домой, оттягивая неприятную минуту встречи с законной половиной.

Разработанный аналитиками план никуда не годился, это было ясно даже им. Но кто упрекнет людей, составляющих модель поведения, не имея представления об истинном состоянии дел. Климук даже задумываться не хотел о тех усилиях и жертвах, которыми были оплачены те крохи информации, что удалось собрать, для его подготовки. Хотя и забывать об этом тоже не следовало. Ибо напоминало, что у него нет права на ошибку…

«Глупый набор слов… Право на ошибку… — хмыкнул Вест в такт собственным размышлениям. — Можно подумать, что за всю историю разведки, хоть у одного, засылаемого во вражеский тыл, разведчика такое право имелось. Тем более что цена провала — его жизнь».

Это понимали все и готовили Климука, наверное, тщательнее чем первого космонавта Земли к первому, опять-таки, выходу на орбиту. А напоследок, сам Император объявил разведчику, что ему вручается карт-бланш на любые действия, которые Вест сочтет необходимыми для выполнения задачи и, заодно, высочайшую индульгенцию при любом исходе дела. «Чтоб не давила на плечи ответственность и не сковывала движений, сынок…» — как сказал Алекс-сандр ІІІ, обнимая мичмана за плечи почти что по-отцовски. Хорошо, хоть не прослезился. Для мыльных опер в самый раз, миллиарды домохозяек зарыдали бы в унисон с ним, но для серьезных мужчин — явный перебор и показуха. Понятно же, что Вест для властелина Ирия ценен исключительно миссией. Да и то, как Климук сумел заметить, параллельно с ним готовили еще как минимум несколько кандидатур. И совсем не факт, что те парни или девушки, сейчас не сидят на бережку другой речки, а то и этой же, только в другом месте, и не размышляют о том же.

Папироса обожгла пальцы.

Вест бросил окурок под ноги и вдавил в грязь каблуком.

— Пора... И так десантирование затянулось из-за повышенной облачности и аномальной плотности облаков. Да еще эта речка подвернулась…

Ворчал Климук скорее для порядка.

Учитывая расстояние, с которого производилось катапультирование объекта, пилоты рейдера произвели ювелирные расчеты. При допустимом отклонении неуправляемого снаряда, в который на время превратился мичман Оджака, в полтора километра, — они промахнулись всего лишь на пару сотен шагов. Правда, при этом разведчик оказался на противоположном от города берегу.

Вест поправил кепку, потопал сапогами, проверяя, хорошо ли сидят, и двинул напрямик к дороге. Впереди его ждала, по меньшей мере, пятикилометровая прогулка в мокрой одежде и обществе пробирающего до костей по-осеннему пронзительного, холодного ветра. Надеяться, что какой-то водитель подберет ночью на безлюдном шоссе незнакомого путника, дело бесперспективное... Хорошо, если, патрульным не доложит.

Едва Вест подумал об этом, как одна из проносившихся мимо машин, притормозила, свернула на обочину и остановилась.

Прекрасно понимая, что водитель не мог его заметить, и остановка вызвана иной причиной, Климук стал медленно приближаться к автомобилю, пытаясь ступать как можно тише и ориентируясь по едва теплящимся во тьме габаритам. Одно из правил разведчика: все, что выглядит странно, несет в себе информацию — может, лишнюю, но чаще — интересную.

Но подойти к машине достаточно близко Вест не успел. Скрипнули рессоры, что-то тяжелым мешком упало на землю, прозвучало короткое ругательство, дверца шумно захлопнулась, и легковушка рванула дальше по шоссе, устремляясь к городу.

В том, что на помойку привезли и выбросили какое-то отрепье, ничего особенного не было. Но, в довольно дорогом авто, судя по очертаниям и ровному шелесту мотора, мусор точно не возят.

Вест сделал еще несколько осторожных шагов и замер: около пустой канавы лицом вниз лежал человек. Вернее — один из эннэми! Слишком рояльным было бы появление на чужой планете еще одного потомка землян, даже мертвого… Но инерция восприятия слишком сильна, чтоб замечать разницу между подвидами гомо.



Олег Говда

Edited: 09.10.2015

Add to Library


Complain




Books language: