Янычары. Судьба Империи

Font size: - +

Глава 16

Глава шестнадцатая

 

И где награда для меня, и где засада на меня —

Гуляй, солдатик, ищи ответу…

 

Глядя на поникшую голову девушки, Климук вспомнил кадр из фильма. Режиссер хотел достучаться до зрителя и запечатлел мгновение, когда солдатский ботинок давит детскую игрушку, случайно подвернувшуюся под ноги. Если не считать того, что Уна родилась на Беллоне, она же ни в чем не виновата. Но, как говорится, по закону военного времени, никто в этом разбираться не станет. И если у настоящего шпиона остается хоть какая-то надежда выжить, выторговать снисхождение ценой предательства, согласием сотрудничать, то пособнику, предателю пощады не будет точно. Поскольку не представляет ценности для контригры, а заодно — в назидание остальным. Неповадно чтоб…

— Теперь ты меня убьешь…

Она даже не спросила, констатировала факт.

— Почему ты так решила?

— Вы же никого в живых не оставляете…

Девушка продолжала расчесывать волосы, а слова роняла не задумываясь над смыслом, как сквозь сон.

— Бред! Какой бред…

Вест вскочил на ноги, и Уна испуганно вжала голову в плечи, но даже не предприняла попытки защититься.

— Извини… — мичман сел обратно. Он сам не понял мотива, но почему-то ему очень захотелось объяснить, доказать этой девчонке, что она ошибается. — Я не хотел тебя напугать.

Уна не ответила, но ее рука с гребнем, движущаяся вверх и вниз, с методичностью челнока ткацкого станка, замерла на половине пути.

— Я понимаю, что сейчас не место и не время, но почему ты говоришь, что мы всех убиваем, если ваши бойцы никогда не сдаются в плен?

— Потому и не сдаются…

— Ты не поняла. Они вообще никогда не сдаются. Даже не пытались. За все время… Откуда ж им знать, что плен хуже смерти?

— Можно подумать — ваши сдаются…

— Нет, но это же…

Вест замолчал на половине фразы.

«Прах Вселенной! А ведь и в самом деле. Мы все знаем, что попасть в плен к эннэми хуже самой ужасной смерти, и при этом, нет ни одного подтверждения. За все время противостояния не было захвачено ни одного пленного. Как с нашей, так и с вражеской стороны! Техника, серьезно поврежденная на поле боя оставалась, а люди — никогда. Пых! — и внутри оплавленного скафандра несколько унций золы органического происхождения».

— Скажи, а зачем вы на нас напали?

— Что?! — вопрос Уны поверг Веста в ступор. — Что ты сказала?!

Девушка спокойно посмотрела мичману в глаза. То ли поверила, что шпион не будет ее убивать, то ли была в таком состоянии, когда все равно.

— Древние мудрецы говорили: «Если ты сердишься, значит, ты не прав».

— Да пошли они нафиг, все твои мудрецы! Ты сказала: мы напали? Мы?!

— Ну да. Это же и ребенку известно.

Климук посмотрел на часы. До темноты оставалось часа три. Примерно час он отводил гангстеру на проверку фактов, сопоставление, и прием окончательного решения. Еще не меньше часа, а то и полтора, уйдет на убеждение органов контрразведки и принятия решения. В общем, терпимо…

— Я не ребенок, и мне не известно…

— Глупо… — уголки губ девушки вздрогнули.

— Что именно? — Вест все еще бурлил.

— Сидим на кухне и обсуждаем: кто на кого напал. Словно от нас с тобой хоть что-то зависит.

— Что ж, — Климук тоже попытался улыбнуться. — Ты права. Со стороны, может показаться смешным. Но, в действительности, все иначе. Именно поэтому я еще раз спрашиваю: почему ты говоришь, что мы напали первыми.

— Я поняла, — Уна поднялась из-за стола. — Вам говорят, что это мы агрессоры. Хорошо. Пошли в комнату. Я покажу тебе кое-что.  А там сам решай.

В гостиной Уна взяла с нижней полки стеллажа видеокассету и вставила ее в магнитофон.

— Ты хочешь убедить меня в чем-то демонстрацией кино?

— Это не просто кино… Как мне к тебе теперь обращаться? — девушка еще не нажимала кнопку «Старт».

— Вест.

— Так вот… Вест, — в голосе Уны появилась торжественность. — Это немного обработанная запись самого первого контакта. Встречи, о которой веками мечтали наши цивилизации, но лучше бы ее не было… Я не буду комментировать. Смотри сам.

В телевизоре замелькали титры, за кадром полилась создающая серьезный настрой музыка, а потом весь экран заняла рубка драккара…

 

«Трое десантников в скафандрах наивысшей защиты, но с еще незадраенными гермошлемами внимательно всматривались в монитор общего обзора, по которому проплывали чужие пейзажи...

Голая каменная пустыня, кое-где покрытая островками серого с металлическим оттенком песка, который наподобие тяжелой ртути лениво переливался под дуновениями ветра. Совершеннейшее безлюдье, на котором еще не ступала нога человека, коих в безграничном Космосе и не счесть.

Но картинка уже менялась. И из-за горизонта выплыл купол эксплуатационно-жилищного комплекса. Вернее, то, что от него еще оставалось на поверхности, — поскольку самой базы больше не существовало... Лишь разодранные страшным взрывом руины, наполовину засыпанные обломками обожженных камней и расплавленного до стеклоподобной массы песка.

— Но это невозможно, — прошептал один. — Я как инженер-эксплуатационник, заявляю со всей ответственностью, что по технике безопасности у них не могло быть взрывчатки такой мощности. А обычная небрежность или неосторожность не привели бы к катастрофе подобного размера.



Олег Говда

Edited: 09.10.2015

Add to Library


Complain




Books language: