Яростьбог

Размер шрифта: - +

Глава 3. Мир не стоит на месте.

За лесом показалась небольших размеров деревушка. Здесь было около шестидесяти домов, казавшимися одинаковыми из-за припорошенных белым снегом крыш. Вид маленькой деревни, где остались жить одни старики, оставлял желать лучшего. Все эти однотипные домики с треугольными крышами и покосившими заборами так и создавали атмосферу уныния. Всю эту удручающую картину пыталась скрыть зима, под белой, искрящей на солнце, простыней, однако, белый снег лишь добавлял какой-то пустоты и большей грусти. Но было и то, что весьма выделялось на фоне одинаковых строений, то что так привлекло интерес Яроса.

Церковь! 

Огромный белый храм с величественными золотыми куполами возвышался над унылыми людскими жилищами, показывая все могущество и власть божества, обитавшего в нем.

— Ах, — воскликнул Ярос, подходя к деревне, — вот так энергия, что же за божество отобрало мою власть здесь?

Бог шел по узеньким улицам деревни и с большой заинтересованностью осматривал дома и быт людей, а вернее то, как все изменилось. Проходя очередной дом, в открытых воротах он заметил нечто с четырьмя колесами, что приковало его интерес. Это была машина. Ярос подошёл и стал осматривать белого цвета, практически сливавшегося со снегом, внедорожник.

— Нравится? — спросил бодрый незнакомый голос со спины Яростьбога.

Повернувшись лицом к говорящему, он обнаружил мужчину лет пятидесяти, в черной вязаной шапке и куртке с неестественным мехом на капюшоне. Черты лица его были похожи на французского бульдога, особенно из-за его свисающих пухлых щёк. Его карие глаза светились необыкновенной радостью и смотрели то на бога, то на белый внедорожник.

— Моя Машка! — вдруг вскрикнул мужчина, заставив вздрогнуть Яроса. — Правда ведь красавица? Четыре на четыре, газ дает аж свыше стоки. А как по горкам ездит. Нет! Плывет! Как птица порхает!

— У этого есть имя? — поинтересовался бог, на лице которого вырисовалось полное непонимание происходящего.

— Ну конечно же есть, бездушный ты человек. Она мне как дочь! Красавица, а? А диски гляди какие, новенькие, только вчера поставил, — с гордостью произнес мужчина, и погладил четырехколесного «монстра» по, серебристого цвета, диску.

— Как вообще зовётся это существо?

— Ты что, дружище, спятил?! — снова закричал мужчина в черной шапке, заставив снова вздрогнуть бога. — Это же Нива четыре на четыре, самая лучшая машина в мире!

— А что из себя представляет это самая… Как ты там ее кликнул? Ма-ши-на… Вот, да, машина.

Мужчина не замечая странных вопросов бога, пытаясь как можно больше рассказать про свою любимую машину, которая, как выяснилось, заменяла ему семью, друзей и это было единственное, ради чего он жил. Яросу, кончено же, быстро наскучили рассказы машинного маньяка о прелестях его Машки и он стал уходить со двора безумца. Идя дальше по улице, Яросу повстречались еще несколько машин, стоявших у ворот домов, однако снова подойти бог побоялся.

Жители деревни оборачивались на Яроса и смотрели, как на дурака, который в мороз минус двадцать щеголял по улице в серой дамской кофточке и тканевых штанишках на манжетах.

— Батюшки, вы поглядите-ка на него, — громко проговорила пожилая женщина, стоявшая возле зеленого здания, надпись которого гласила «Супермаркет». При этом она сложила губы в виде буквы «О» и демонстративно хлопнула ладошами. — Поглядите-ка, какой альфонс выискался! Бабски штанцы напялил, да в двадцать мороза без куртки прогуливается. Ты откедава такой щегол выпал, аль подослал кто?

Яростьбог предпочел нечего не отвечать, а лишь стал быстрее перебирать ногами в сторону огромного храма.

Подойдя к церкви, Ярос увидел бабульку в пуховике, черной юбке и платочке, обмотанный вокруг головы. Она вышла из церкви, трижды покрестилась и поклонилась перед нею. 

— Отчего это ты, бабуля, руками махаешь, да кланишься храму? — спросил бог, подойдя к ней.

— Как же, сыночек? Ведь это же церковь Бога нашего великого!

— А-а-а, — протянул Ярос. — И как же зовется твой бог?

Старушка тараща глаза на Яроса сказала:

— Иисус Христос — наш бог.

— И как, помогает? —  Яростьбог попытался сделать удивленное выражения лица, чтобы спрятать свою неприязнь и злобу к богу, который отнял у него славу в деревне.

— Что ты, что ты, конечно всевышний наш владыка помогает мне. На путь истинный ставит и хворать не дает.

— А все на деревни его почитают? — грозно спросил Ярос.

— Ну конечно же все! Васька алкаш если только не верит и все по пьянке песни горланит про коммунистических вождей. Но он тот еще дурак, прости Господи, — перекрестилась бабуля. — А так все и деток крестят, и свечи ставят, и батюшку Георгия все уважают.

— Ну ясно, — прошипел Ярос, — спасибо, тебе бабуля.

— Да не за что. Благослови господь тебя, — сказала бабка и ушла.

Ярос же презрительно окинул взглядом белый храм с золотыми куполами и сказал:

— Вот так божок у меня в соседях завёлся. Стало быть нужно его навестить, да узнать на каких основаниях он мою деревушку к рукам прибрал.

Потянувшись и хорошенько зевнув, черноволосый бог подошел к входу церкви, где перед дверьми было изображено лицо Христа. Он отчертил ногой, вокруг себя, ровный круг. Внутри круга нарисовал руну мира, выглядящий как трезубец. Затем Ярос  закрыл глаза, сложил перед собой ладоши, и стал нашёптывать заклинание. Идеально начерченный круг, в котором стоял бог, стал светиться, и Ярос воскликнул: «Так открой же мне двери в мир Прави и пусти во владения святого бога Прави — Яростьбога». Теперь и дверь церкви засветилась необычайно ярким светом. Если человеческие глаза смогли бы увидеть этот ярчайший свет, то в тот же миг они бы навсегда ослепли и это было бы последнее, что увидел бы человек перед, окутавшей его глаза, тьмой.



Иван Красный

Отредактировано: 29.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться