Ярс из страны Веневдии

Размер шрифта: - +

Часть II. Глава II

                                                                           Глава II

                                                          Сотрапезники добрые и злые

   Еда и питье оказались достойными – или просто Ярс изголодался. Навернул пару мисок просяного варева с кусками свинины, кружка кваса ушла следом, а пироги на потом оставил. Вторую кружку наполнил густой брагой. В который раз уже за хмельное взялся – последняя неделя его принесла больше, чем пять лет до этого. Ни к чему бы так много, но и бросать пока не хотелось. Под хмелем жить легко и приятно, улыбка на лицо сама лезет, и думы не тревожат. Дурные, тяжелые думы. Еще бы соседи по столу приличней выглядели – а то ведь так и зыркают исподлобья!

- Чего еще желает господин? – давешний медоголосый человек появился невесть откуда, улыбка во весь рот. Суетливый, лицо вовсе гладкое, без растительности. Неприятный какой-то. Медальон Касты Купцов, но по виду и на приказчика не тянет.

- А подай-ка ты мне… да еще кувшин, чего уж там! – велел Ярс властно. Вытащил из-за пазухи тряпичный сверток, сыпанулись на стол несколько серебряных кругляшей. Последняя помощь Гнезда уходящим.

- У меня еще хватает, потому не медли!

- Будет исполнено! – тут голос служки сделался тише, и сам пригнулся, будто в поклоне. – Один совет тебе, почтенный воин. Не стоит так уж сорить кунами, пока вон те люди смотрят. Мне не нравятся их лица.

- Мне тоже. И что с того?

- О-о, храбрый воин, для кун есть много путей, и все они приятны. Имеется синий мох, есть пригожие девушки, вовсе не дорогие.

- Девушки? Мох? – переспросил Ярс спокойно, только уши опять загорелись. Его и впрямь принимают за взрослого, это слаще любой медовухи и сильнее кружит голову. Хотя, мох уже пробовал, ничего особенного. Дурная трава цвета летнего неба, растущая в одном лишь месте – в далеких Навьих болотах. Целые поприща там, говорят, усеяны, и рвать легко, но не всякий уйдет с добытым. Навьи болота – очень дурное место. Много там охотников до человечины, но мох стоит дорого, вот и не переводятся собиратели. Сумевших выбраться с грузом часто порют на площадях – весь мох во владении князя Ямполка, и доход от продажи должен сыпаться в казну. Не полагается Ямполк на дурную славу, держит в болотах отряды стражи, а траву для него собирают каторжники. Самые нечестивые, кому казнь заменили недолгой жизнью среди гнили и нежити.

- Может, у тебя и огненный мох сыщется? – спросил Ярс небрежно, но служку будто подменили. Отшатнулся, взгляд забегал.

- Тс-с! Ну что ты такое говоришь, храбрый воин?! Известно ли тебе, что за одно лишь упоминание…

- Известно. Я просто спросил, не трусь.

   Он и впрямь спросил просто так, для забавы. Не забылся еще смех приказчиков во дворе и бессильная злость, когда против всех не навоюешь. Служку пугнул, и то прок. Тут же, впрочем, сделалось стыдно – сходи еще в хлев, да пни встречного смерда! Уж тот оборотку точно не даст!

- Ладно, неси кувшин и хватит трепу.

- Я мигом, - заверил служка без видимых обид. – Прочее тоже доставим, была бы воля!

   Этот доставит, сразу видно. Пригожие девушки… а есть ли хоть одна, подобная Зоряне? Алые сапожки, лен волос, глазищи любого мха синей. Мох не теряет цвета даже высушенным, обращенным в легчайший порох – одну щепоть мешают с пучком соломы, набивают в пустой коровий рог и запаливают. Втянешь воздух через дырочку в остром конце, вмиг завеселеешь, как от кувшина браги. Выкуришь рог целиком – видения нагрянут, у каждого свои. Можно и Саруса с Ядуном лицезреть, только тщета всё, выдумки. Очнешься и не вспомнишь. Про огненный мох совсем иное говорят – от него и грядущее можно предвидеть, и тайны узнать, за семью замками. Хоть княжеские, а хоть и первейших людей Закатной Лиги. Потому в секрете всё держится – за одно упоминание про тот мох могут язык вырвать. Растет он не как синий,  все болота исползаешь, пока отыщешь хоть пучок. Если выживешь. Если не брешут о нем все рассказчики, своими глазами не видевшие.

- Мир тебе, воин, - сказал кто-то сзади, пришлось обернуться. Один из той ватаги, что с хмурыми рожами. Косматый, бородатый, серьга в ухе, топорик за поясом. Вроде, и к месту топорик – медальон у косматого Касты Мастеровых – вот только похож на трудягу как лось на теленка.

- Глядим, скучаешь, бражничаешь в одну душу. Опасное это дело, воин.

- Неужто? И чем же?

- Да всем, - тут косматый присел, не чинясь, напротив, глаза исподлобья блеснули желтизной. Дух от гостя тоже странный – кислая звериная вонь, как в берлоге.



Сергей Возный

Отредактировано: 12.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться