Ярс из страны Веневдии

Размер шрифта: - +

Часть III. Глава VII

                                                                        Глава VII

                                                                  Княжья милость

   Стольный Вышнеград показался после полудня. Шлях к тому времени стал похож на зарыбленный ручей: сплошные повозки и всадники, взад-вперед. Казим сидел мрачнее тучи, «сынов» будто не замечал – наверняка увидел с утра вместе. Зося прятала глаза, и пунцовый румянец со щек не сходил. Что до Ярса, то не мог он понять самого себя. Конец пути, время радоваться, а на плечи будто бревно загрузили. Чем она встретит, столица эта?!

- На воротах стража бдительная, - сказал Казим, не оборачиваясь. – Ежели признают тебя…

   Мог бы не говорить. Стены всё ближе: тоже бревенчатые, но не частоколом уже, а поперек, скобами шитые. Полдесятка саженей в высоту, не перелезть. Поверху зубцы, и за каждым торчит копье. Суровая защита у Вышнеграда! От кого так боронятся, если с соседями дружба и вечный союз? Под стеной всё устроено на закатный манер – и вал тебе, и ров с водой. Перекидной мост из дуба, под тяжелыми повозками не трещит. Стражников на воротах аж пятеро, да еще бойницы для лучников по обе стороны.

- Охо-хо, долюшка моя горемычная! – закряхтел Казим перед самыми воротами, спина ссутулилась, пегая бородка встала торчком. Вмиг превратился из справного мужика в дряхлого деда. Из-за пазухи явился суконный сверточек с монетами – несколько штук всего.

- А ну стой! – дюжий стражник шагнул телеге навстречу. – Вас кто сюда звал, убогие?!

- Не гневайся, знатный господин! – зачастил Казим, голова затряслась мелко, в речи откуда-то шепелявость взялась. – Град-столица у нас больфая, чистоты много нужно! А откуда ж ей взяться, чистоте-то, ежели мы, блохи мелкие, наводить ее не будем-то?! Вот, возьми, светлейфый, от бедности нафэй!

   Забавный дедок получился, не хуже скомороха. Стражник, на что был зол в своей броне под жарким солнцем, и то не выдержал, ухмылка сама на лицо полезла.

- Верно думаешь, убогий, без вас помойки грести некому! Сколько там у тебя? Въездной сбор – за каждого по веверице, да за телегу три, да за коня… ладно, давай уж, что есть!

   Так и въехали, окунувшись в тяжелый городской дух. Те же сточные канавы повсюду, да сутолока людская от самых ворот. Улицы, впрочем, вымощены камнем, да и сами дома не в пример Залесью. Чувствуется столица!

- А ты, Казим, не только со скотиной ловок, - оценил Ярс, когда углубились в город. – Людей дурить тоже знатно умеешь!

- Жизнь такая, - пожал тот плечами. – Коль родился мелкой тварью, умей большим под ноги не залезть. Ты сам куда теперь?

- В княжий терем! То есть… - спохватился, оглядев себя. – То есть, баню сперва найду, да и подхарчиться не мешает. Еще бы одежку новую, но это заработать надо, совсем пустой.

   Казим скоморошничать не стал, лишь вздохнул тяжко, и в руках появился еще сверток. Отсыпал, не глядя, в горсть.

- На вот. Уговаривались за еду, ну да ладно! Это за ремесленника, что ты осадил, и за Зосю тоже.

- Да не было у нас…

- Вот и я об том.

   Телега двинулась, и пеговолосый уже не оборачивался, а девушка всё глядела из под мальчишеской шапки. Так и мерялись взглядами, пока не прервал их суетливый людской поток.

                                                                                ***

   Одному везде невесело, но пара кун за пазухой одиночество скрашивают. Особенно в стольном городе, где забавы на каждом шагу. Начал Ярс с торговых рядов, а там завертело, как щепку в половодье. Запах всего сразу, от пирогов, до дегтя, крики зазывные, звуки гуслей и дудок. Вот народ столпился, а в кругу стражник воришку плеткой охаживает. В другом месте перестряли путь аж три бабы: все с распущенными гривами, щеки нарумянены, и брови углем подведены. Еле отбился, со смехом и прибаутками. Нашел суконный ряд, и тут уж всё пошло по-деловому. Приоделся на кастовый манер, без роскоши, но добротно. Общие бани дымили прямо за торжищем – там подольше задержался. В семь паров ходил, пока не выгорели и не смылись все дорожные злоключения. Потом лишь наведался в харчевню, где принесли Ярсу кусок жареного мяса и кувшинчик браги. Князь челобитчиков принимает лишь завтра. Изведешься от дум на трезвую-то голову! Брага оказалась так себе, а мясо и вовсе старое, но Ярс бузить не стал. Ни к чему оно в чужом городе. Прожить здесь еще пол дня, да ночь скоротать, ни с кем не поцапавшись!



Сергей Возный

Отредактировано: 12.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться