Ясновидение или нечто другое

Ясновидение или нечто другое

- Не отдашь мантию – спалю!
Шкаф не отдавал.
Он знал, что палить его никто не собирается, потому что он, шкаф, во-первых, дорогой, а во-вторых, тоже дорогой. Сначала как антиквариат, а потом – как память об отце его нынешнего хозяина, мага Утряма.
- Ты понимаешь, что ставишь меня в ужасное положение?
Шкаф скрипнул, что означало, по-видимому, короткую усмешку .В настоящий момент Утрям выглядел так: руки в боки, взгляд суров, из одежды – лишь белые подштанники. Положение тела – вертикальное. И не факт, что именно шкаф поставил его в таковое.
- Мне надо через десять минут быть на ежегодном конгрессе магов и колдунов, - продолжал кипятиться Утрям. – И как я, по-твоему, туда пойду? В каком виде явлюсь?
Нормальный вид, думал шкаф. Если снять подштанники, будет еще нормальнее. Глупо же натягивать их поверх тела. Одежда должна быть внутри, аккуратно разложенная по полкам или развешенная по крючкам.
- Быстро мантию! – заорал Утрям и стукнул посохом об пол. Две искры, сорвавшиеся с навершия, прожгли две дырочки в шторе. Но маг этого, естественно, не заметил – дыркой больше, дыркой меньше, подумаешь. Тяжелая бархатная штора и так уже напоминала решето.
На крик прибежал Улям:
- Что случилось, учитель?
- Этот пенек трухлявый не желает открываться, - пожаловался маг. – А мне срочно нужна мантия. Желательны также рубаха и брюки.
За пенек ответишь, подумал шкаф.
- Может, его попросить? Ласково, - предложил Улям.
- Он девица, что ли, чтоб его ласково просить? – гневно воззрился на ученика Утрям.
- Доброе слово и шкафу приятно, - продолжал гнуть свою линию Улям.
- Некогда мне тут с вами ласкаться! – завопил маг. – У меня через... о! Конгресс уже начался!
Он заметался по кабинету, непрерывно стеная:
- Меня же выгонят, уволят, отчислят!
- Может, вам мою одежду принести? – робко предложил Улям.
Утрям резко остановился. Поглядел на ученика сперва недоверчиво, а потом с восторгом:
- Молодец, парень! Не зря тебя учу! Тащи свое барахло!

Рубаха оказалась тесна, штаны коротки, мантия заштопана, но Утрям был рад и этому.
Он буквально воспарил - и духом, и телом, поднялся на пару сантиметров над полом и поплыл к выходу. Ух ты, восхищенно думал Улям, левитация! Мне до этого учиться и учиться.
А Утрям и сам не умел левитировать. Если бы ему сказали, что он плывет над землей, он бы сильно удивился. Просто он действительно очень спешил. Но не на конгресс.
Вернее, то, на что спешил маг, лишь именовалось пышно конгрессом, на самом же деле являлось банальной пьянкой с ведьмочками. Утрям боялся, что и ведьмочек ему не достанется, и хорошее вино выхлещут, а потом начнут сотворять всякую бурду, после которой и похмелье ужасное, и побочные явления присутствуют - вплоть до галлюцинаций.

Уже при подплыве к площади Магических Бурь, где стояла Башня Маг-Конгресса, Утрям почуял неладное. А именно – запах дыма и гари. И еще – что пьянка накрылась медным щитом. Башню окутывал черный дым. Кое-где виднелись языки пламени. Вопли поджаренных магов разрывали душу Утряма. Диверсия, понял он. И, не раздумывая, пригнал воду с ближайшего озера.
Вода прилетела по воздуху на облаках, обрушилась водопадом на башню - вместе с десятком рыбин (которые тут же поджарились) и рыбаком в деревянной лодке. Совершенно обалдевший рыбак был немедля затискан ведьмочками и зацелован магами как неизвестный спаситель.
Утрям удалился в свою башню. Природная скромность не позволила ему признаться, что спасителем был вовсе не рыбак. К тому же, он боялся, что именно его примут за диверсанта.

- Но как ты узнал? – в сотый раз вопрошал он свой дорогой предмет мебели. – Неужели мой шкаф так мудр, что владеет ясновидением? Неужели ты не желал отдавать мантию, дабы не подвергнуть мою жизнь опасности в этом ужасном пожаре?
Шкаф помолчал и приоткрыл дверцу. Что маг тут же принял за знак согласия.
Улям, зашивая свою и без того ветхую мантию, думал: скорее всего шкаф не владеет никаким ясновидением. У него просто вредный и упрямый характер.
И что иногда некоторые поступки, вызванные желанием навредить, вполне можно принять за чудо.
- Улям, - торжественно сказал маг. – Хочу отблагодарить и тебя, хотя ты мог бы проявить немного предвидения, дабы уберечь меня.
- А сами-то чего не проявили, - тихонько огрызнулся Улям.
- Дарю тебе вот это, - маг извлек одну из своих пятидесяти трех мантий и протянул ученику.
Парень чуть не прослезился от счастья.
И понял, что чудеса, случающиеся с волшебниками, благотворно влияют на окружающих.



Натали Синегорская

Отредактировано: 05.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться