Ястреб в огне

Глава VII

Интермедия VI.

 

Доктор Брисс сдвинул фиксатор зубами, извлек из инъектора пустой пластиковый цилиндр, и отбросил в сторону. В сумке на его поясе перекатывались еще три таких же. Утром их было десять.

Раненые занимали весь второй этаж госпиталя, и часть третьего, все палаты и коридоры. Свободных коек давно уже не было, и людей располагали как попало — на полу, вдоль стен, на лестницах. Почти не оставляя проходов для защитников госпиталя, понемногу присоединяющихся к ним, или оказывающихся в грудах неподвижных тел. Времени их вытаскивать не было, и возле окон живые лежали рядом с мертвыми.

Доктор установил новый цилиндр, неловко орудуя одной рукой, и протянул инъектор девушке в белом балахоне с красными пятнами, сжавшейся у стены. Ее руки были плотно прижаты к ушам.

— «Морфин-13». — Сказал он. — Всем, кто кричит, по одной дозе, на большее времени нет. Обойди всех, кого сможешь.

Девушка смотрела на него, широко открыв глаза, будто не слыша. Доктор нахмурился, и слегка ударил ее по лицу тыльной стороной ладони.

— Всем, кто кричит. — Сказал он уже громче. — Понятно?!

Девушка кивнула. Полковник вложил ей в руку инъектор, отвернулся, и пошел дальше по коридору, осторожно ступая между ранеными. Очередной залп минометной батареи на крыше отозвался ударом в потолок, наполняя воздух мелкой кирпичной пылью. Стационарный «Единорог», установленный в окне впереди, медленно поворачивался, то и дело вздрагивая, когда управляющий им гвардеец давил на спуск. Доктор обошел орудие, и присел рядом с парой гвардейцев у соседнего окна — живым, прислонившимся к стене справа, и мертвым, лежащим грудью на подоконнике.

Треугольный двор госпиталя напомнил ему старое кладбище в Атланте, вскрытое бульдозерами — груды песка и белого камня, перемешанные с человеческими останками, бесформенными и неузнаваемыми. Но древние мертвецы не шевелились, и не истекали кровью. Полоса черных минометных разрывов пересекла двор, и пару выходящих на него улиц, накрывая прячущихся там рейдеров — и добавляя их тела в общую могилу, вырытую перед госпиталем. Дома с другой стороны двора огрызнулись огнем. Доктор услышал, как крошат раму выпущенные оттуда иглы, и отскакивает от стены коридора случайная пуля. Потеряв не меньше двух сотен человек при первой попытке штурма, рейдеры больше не кидались толпой на укрепленное здание, а засели в домах. И осторожно продвигались вперед небольшими группами, отстреливая защитников по одному. Пока их сдерживали «Единороги» и минометы. Но доктор отлично знал, как мало минометных зарядов осталось на крыше, и что может сделать со старым зданием пара ракет, выпущенных по окнам.

— Площадь еще держится? Пропустите меня, мне нужно туда успеть. — Продолжил прерванную фразу голос в переговорнике, и доктор Брисс поправил гарнитуру — она сломалась после взрыва ракеты на крыше, в самом начале штурма, и постоянно спадала.

— Что там случилось, у магистрата? — Спросил он, укрывшись за трупом гвардейца и снова выглядывая во двор. — Отсюда ничего не видно.

— Церковь взорвали. — Хрипло ответила прайм. — Я иду к вам по крышам, не стреляйте.

— Церковь? Но зачем? — Доктор отодвинулся от окна и встал, под прикрытием стены. — Там разве была огневая точка? Укрепления?

— Может, как раз потому, что их там не было?

— А где вы?

— В паре кварталов к северу, пришлось сделать большой крюк. Ваш статус?

— Мобилизовали всех, кого могли. Но я потерял половину личного состава. Осталось два взвода, почти все ранены. Три «Единорога», минометная батарея. Мы держим двор, но всех, кто там был...

— Ясно. Подхожу.

— На улицах слишком много рейдеров...

— Я зайду через крышу.

Потолок снова вздрогнул. Доктор отошел от окна, и в этот момент что-то взорвалось во дворе, метрах в двадцати перед госпиталем, сыпанув в окна пылью и мелкой кирпичной крошкой.

— Ракетомет на четырнадцать часов, второй этаж. — Выкрикнули дальше по коридору, и длинный ствол «Единорога» повернулся, отыскивая цель.

— Не дай им разобрать больницу, док. — Голос шерифа едва пробивался сквозь помехи и низкий звук, напоминающий гул пламени в промышленной печи. — Что за город без больницы?

— Смотрите, чтобы вам магистрат не разобрали. — Огрызнулся доктор, пригибаясь у последнего окна на этаже, перед лестницей. — А я уж здесь как-нибудь сам...

 

Он не заметил, как она прыгнула.

Видел только приземление — черно-красная фигурка влетела через разлом крыши, перекатилась, разбросав осколки старинной плитки, покрывавшей пол, и легко вскочила на ноги.

Минометный расчет, трое гвардейцев, оставшихся из целого взвода, смотрели на нее во все глаза.

— Спокойно. — Сказал голос, искаженный усилителем. — Рейдеры так не смогут. Полковник?

— Здесь. — Ответил доктор.

— Сколько еще вы сможете продержаться?

Последняя фраза прозвучала только в переговорнике — прайм отключила внешний усилитель.

Ее настоящий голос был полон усталости и боли.

— До следующего штурма. — Тихо сказал доктор Брисс.

Прайм прошла мимо него, к разлому стены, когда-то поддерживавшей часть крыши. Сняла со спины игольник, и уложила на изломанный каменный край.

— Акселератор сломался. — Сказала она непонятно кому, и доктор едва разобрал слова в какофонии голосов и криков в переговорнике. — Всего тридцать выстрелов, и все. Кажется, Обзорная площадь захвачена.

— Это значит...

— Как только они войдут в Верхний город, и взберутся на эти стены, вам конец — без всякого штурма.



Иван Константинов

Отредактировано: 01.08.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться