Я.Жизнь

Размер шрифта: - +

6

21 декабря 2112 года

Офис главы Я.Корпорации, Москва, Земля

10 часов до запуска Солнета

 

Алиса барабанит пальцами по крышке стола, ждет, когда догрузится файл с видео. Как в детстве. Таком далеком, таком безоблачном, но таком отсталом по сравнению с нынешними технологиями. Современные люди разучились ждать, и Алиса – вместе с ними. Можно было бы повременить до завтра и посмотреть уже нормальную трансляцию, но она не может откладывать. Уже привыкла получать новости каждую неделю, и даже день промедления – это слишком. Тем более, кто знает, будет ли завтра на это время. Она и сегодня еле урвала себе полчаса на то, чтобы остаться в кабинете в одиночестве, с чистой совестью отключить все средства связи и посмотреть файл. Который, зараза, грузится так медленно, что еще немного – и начнет выгружаться обратно на Титан.

– Файл готов к просмотру, – бархатным голосом сообщает персональный помощник Кир, – вывести на экран или просмотришь с погружением?

– С погружением, мой дорогой.

– Готово.

Зуд нетерпения проходит по телу. Кир запускает погружение. Глаза перестраиваются с реальной картинки на изображение, которое идет с камеры на куполе исследовательского модуля. «Странно, опять рабочая съемка» – думает Алиса. Но она рада даже этой малости. Глаза скользят по обледенелому побережью и наконец находят два силуэта в археокостюмах. Большой размашисто идет к берегу, маленький едва поспевает следом. Сердце Алисы наполняется привычным теплом и ноет от тоски. Увы, столь же привычно.

Следующие двадцать минут она с трепетом наблюдает, как работает эта парочка, как они вытаскивают на берег исследовательский дрон – опять пустой, как и всегда. Но Алиса верит, что однажды им удастся найти что-то интересное. Она верит в генетику, в интуицию, в упрямство. Такие вещи всегда окупаются. Самые великие открытия совершали не прилежные ученики, а безумные упрямцы.

И все же, когда ролик заканчивается, она чувствует что-то сродни раздражению. Вот уже месяц ей присылают только рабочие кадры, всегда в археокостюме, почти всегда – издалека и с напарником. А ведь ей так хочется видеть до боли знакомые черты, вглядываться в них, читать по лицу, разгадывать мысли и чувства. Кокон раздражения лопается, и из него выпархивает подозрительность, подпитанная переживаниями о предстоящей хакерской атаке. А что, если этим дьяволятам удастся обвалить генератор на Титане? Сбой на десять секунд может натворить немало бед в колонии. А ведь ОНА там. Ей грозит опасность, а Алиса даже не может взглянуть в ее глаза, чтобы убедиться, что все хорошо хотя бы сейчас.

Чувства достигают такого пика, что глава Я.Корпорации решает злоупотребить своими полномочиями и вызывает на связь Коростылева:

– Альберт Леонидович, вы меня слышите?

– Алиса? – отзывается тревожный глубокий голос, – Что-то случилось?

– Вам сейчас удобно разговаривать?

– С вами – всегда. Что у вас?

– Я хотела поговорить об… отчетах.

– Ах, вы об этом, – выдыхает он с нескрываемым облегчением, – боялся, что вы про запуск.

– Нет, нет, с запуском все в порядке.

– Славно. Так что там с отчетами?

– Альберт Леонидович, – начинает она, но археолог перебивает.

– Умоляю вас, просто Альберт. Мне неудобно, не зная вашего отчества.

Как и всем. Алиса – это самостоятельное имя, оно не требует шума вроде отчества. Вы можете встретить Алису Алексеевну, Алису Александровну, хоть бы и Алису Фридриховну, и каждой может быть с десяток. Но Алиса – она одна. Каждый знает, о ком речь, когда произносит это имя. Но почему-то каждый упрямец в разговоре с ней ненавязчиво пытается выведать ее отчество. И в каждой формулировке уже слышится зубовный скрежет – такие они все однотипные. Алиса раздраженно обрывает собеседника:

– Хорошо, Альберт, давайте оставим расшаркивания, у нас времени в обрез. Я хотела уточнить, почему все отчеты касаются исключительно рабочего времени. Что-то с камерами в жилых модулях?

– Нет, с камерами все в полном порядке, просто объект на них не попадает. Почти все время в исследовательском модуле, у них там наметился прогресс.

– Нашли что-то интересное?

– Пока нет, но участок перспективный, ребята оттуда не вылезают.

– Так модуль же неприспособлен.

– Мы переоборудовали, теперь там можно жить.

– А камеру внутрь поставить не догадались?

– Алиса, при всем уважении, это не слишком этично, там же все отсеки на виду.

– Альберт, – строго выговаривает она в ответ, – ваше дело – раскопки и поиск следов цивилизации. Вам следует быть менее щепетильным в вопросах этики, если хотите продолжать получать расширенное финансирование и дополнительные ресурсы, которые я вам обеспечиваю.



Нина Опалько

Отредактировано: 18.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться